21:09 

Снова Пространственно-Временной Патруль

Сильвия Полинг
«Кто ты?» «Чего ты хочешь?» «Почему ты здесь?» «Куда ты идёшь?» «Кому ты служишь?» «Кому ты веришь?»
Amberqueen

Изменение реальности.
Пролог.


«Счастье для всех даром, и пусть никто не уйдет обиженным»
Старые слова из бессмертного произведения Стругацких рефреном звучали в голове, выкрикивал их с детства знакомый голос Караченцева, и плеер был совершенно не нужен, чтобы вспомнить такой финал радиоспектакля. Разве сейчас она не абсолютно счастлива? Пусть Ната и не узнавала то пустынное место, в котором оказалась, но удивительный покой, разлитый в самом воздухе, не мог не коснуться ее разума и чувств.
Она спит, это все сон, уж об этом она могла сказать с уверенностью всегда, потому что сновидицей тоже была с детства (как оказалось, параллельные миры действительно существуют, а их видение очень ценный дар для любого офицера Пространственно-Временного Патруля).
«А еще я Хранитель Земли»
читать дальше

@темы: творчество

URL
Комментарии
2017-06-11 в 17:33 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 1


На прежней работе протирать штаны на совещаниях Нате не приходилось, и ей даже претило представить себе нечто подобное. Судя по всему, должность шефа аналитиков Пространственно-Временного Патруля (пусть даже и в стажерской группе) подразумевала определенное время в кабинете шефа, но зато такой замечательный патрон как Кордел совершенно сим не напрягал.
Сегодня в кабинете расселись все, и девушка невольно отметила, что легкомысленнее остальных выглядели только они с Себастьяном: ведьмак теперь не вылезал из джинсового костюма темно-синего цвета, надевая под него рубашки всех оттенков голубого, а она сама по нынешней, чтоб ее, сильно тинейджерской моде натянула на соблазнительные телеса узкие темно-серые брюки и довольно симпатичную кофточку с гигантскими сиреневатыми розами, а волосы собрала в предельно высокий хвост.
Стильная Таша легко могла вызвать комплекс неполноценности: облегающая черная блузка с воротником-стойкой и прозрачными рукавами, классическая прямая юбка типа миди, лакированные лодочки на низкой шпильке и плюс ко всему высокая прическа, золотые серьги и цепь… ничего вычурного, ничего лишнего, но какое идеальное чувство собственного достоинства. Даже то, что она красивее, воспринималось скорее как дополнение к образу, нежели что-то автономное. Кордел и Такеши в классических мужских костюмах тоже смотрелись прекрасно; игнорирующий подобный стиль Володя, по облику больше напоминающий ковбоя, как ни странно, гармонию не нарушал. «Как все же поразительно – их не отличить от нас, но все равно они другие, даже если не знаешь, куда смотреть», - подумалось агенту Пространственно-Временного Патруля Айлит.
- Так, мы ждем наших Странников, Анна и Гиацинт должны быть с минуты на минуту.
Уже встретившаяся с Анной во сне девушка припомнила, что ее брат – жрец Абсолюта, а это значит, что он по способностям совершеннее обычного Странника. Каждый из Детей Звезд телепат и телекинетик, и, помимо этого, они владеют либо пространством, либо временем (последних процентов тридцать от всего крылатого народа), но жрецы владеют и тем, и другим. Гиацинт, судя по досье, моложе сестры на две тысячи лет, но он стал жрецом в относительно молодом, тысячелетнем, возрасте. Цифры упрямо не укладываются в голове, но факт есть факт, его следует просто принять к сведению.
Дверь открылась, впуская их неожиданных союзников (странно, отчего они предпочли антропоморфную ипостась, хотя могли в крылатой или энергетической придти).
Рыжеволосая Анна (а локоны у нее отличные, длинные, щековые, похожие не то на огонь, не то на закат) была в кожаном костюме красновато-коричневого цвета и терракотовой водолазке в тон сапожкам и сумочке; возраст совершенно не определяем, на белой как снег коже ни морщинки, плюс безупречная красота. Сине-зеленые глаза блестят как драгоценные камни, и оттеняют их черные как уголь ресницы и столь же черные тонкие брови. Идеальная сказочная принцесса.
Брат девушки был ослепительным блондином, короткие волосы даже напоминали яркое критское серебро, эффект от цвета усиливался серыми джинсами и стального цвета водолазкой. Мальчик-подросток или романтический юноша, если бы не цепкий взгляд сиреневато-голубых глаз, в котором веселье юности сочеталось с мудростью веков – почти так описывал Толкиен эльфийские глаза.
«А ведь у Дейва такие же глаза!», - неожиданно стукнуло в голове.
Так кто же он, тот хранитель культуры? Странник? Полукровка? На этот вопрос ответа пока нет.
- Итак, наши новые союзники хотят вступить в группу по охране Терры-2. Кто «за»?
У Себастьяна напряглись плечи – маги и Странники враждовали веками, ведь крылатые понимали, что колдуны их самые что ни на есть жизнеспособные конкуренты. Зато у синхронистов сомнений явно не было, они также синхронно, как делали все, подняли руки. Руку поднял также Владимир, а вот Наталия не спешила, так и сидела, скрестив оные на груди.
- Кто «против»?
Ведьмак вскинул руку, а вот Айлит так и не пошевелилась. Тем не менее, пусть и в очевидном единственном числе, он не сдался.
Нейсмит мог бы напомнить О`Браену, что тот сам пришел сюда из Синдиката, а в преступной группировке тоже отнюдь не святым был, но… хотя какая разница, приняты это двое большинством голосов.
Следующим на повестке дня был вопрос, заявленный именно Айлит.
Девушка рассказала о своих снах, упомянув Анну (та кивком головы подтвердила и голосом, звучащим как музыка, извинилась перед Хранительницей за то, что пришлось пойти на контакт таким образом), затем представила рапорт, для написания которого пришлось очень здорово напрячься.
В школе Ната откровенно спала на истории, эта наука никогда девушку по-настоящему не интересовала, и теперь она прокляла свою лень: неясное впечатление детства и восторги любимого стажера Кости Малинина (прискорбно иметь любимчиков, но мальчик это заслужил) натолкнуло главу аналитиков на мысль. Сложившаяся в мозгу картинка требовала детальной проверки, так что пришлось обложиться всеми видами исторических книг, в ходе прочтения которых выяснилось, что девочке Наташе в детстве ничего не показалось, ее мир – страна и народ – изменились максимум за какие-то пятнадцать-восемнадцать месяцев до полной неузнаваемости. Развал страны обычно занимает годы, если не десятилетия, а тут – скачок и крах. Сразу. Так не бывает, и вывод назрел очевидный – изменилась сама реальность.
Рапорт вышел очень даже логичным, и, даже со всеми ссылками и цитатами, уложилась она страниц в десять машинописного текста десятым шрифтом. Безупречные брови Анны полезли на лоб, а потому она признала правоту Наталии мгновенно. Кто же мог сотворить такое, а главное, зачем?
- Потому что только боевая машина СССР могла отразить любую угрозу, - ответила Ната. – Дейв в моем сне не стал пока говорить, какой мир терпит бедствие, но я догадываюсь – если он сказал, что искать надо в Млечном Пути и не покидая Солнечную систему, то, пусть я и почти не знаю астрономию, но готова делать ставки – спасать нужно Ар, наше с вами измерение… то есть, мое измерение, - поправилась она, вспомнив, что, кроме нее, местных уроженцев здесь нет.
- Это говорит Хранитель или патриот? – спросил Нейсмит.
- В данном случае невелика разница в формулировке.
А вот разница в том, кому верить и чьих советов слушать очень велика. Хранитель без году неделя, сильный, но до ужаса неопытный, Наталия не хотела рисковать своей планетой, а кто бы мог помочь пока что не знала. Верить своему же двойнику? Так она на Терре Инкогнита, как прижмет не очень-то дозовешься.
Хорошо, пусть Странники (самоназвание ангирас) тоже могут быть союзниками и друзьями (глупо как в детстве, а она взрослая), но где гарантия, что их не обманули? Это как в еще одном любимом фильме философские вопросы «Кому ты служишь и кому ты веришь?». В данном случае рассчитывать надо на себя и темпоралов, те хотя бы уже доказали, что они не враги, а значит, условно можно считать друзьями.
А что вообще правильно?
Если бы инстинкт Хранителя умел объяснять… увы, этого тоже не дано, любые инстинкты слепы, глухи и безъязыки. Надеяться на себя хорошо, надеяться на Дика вполне законно, но вдвоем они не выдержат точно. Кто еще? Баку Кузьма? Очередная нелепая мысль.
Ната потерла виски, и вдруг поймала взгляд Анны, полный сочувствия (именно сочувствия, а не высокомерно-брезгливой жалости высшей расы к низшей). «Чтоб мне провалиться, да она же человек!» Вне всякого сомнения, несмотря на расу и сверхспособности, эти двое в душе действительно люди, и особенно четко это видно, если бросить взгляд на сплетенные пальцы их сжатых рук. Брат и сестра, потерявшие свой народ из-за того, что они – порожденные временем двойники тех, у кого по определению двойников не бывает, раз они живут во всех мирах сразу, оказались людьми.
Вот как после этого им не поверить? Кем надо быть, чтобы их бросить? Помимо мировых законов есть еще закон человечности, закон сердца, так не пришло ли время верить только ему?
Голова отчаянно разболелась.
К концу совещания мысль была уже только одна – чтобы увидеть путь, надо смотреть внимательно, так что поучимся-ка мы в начале смотреть, а там уже и решение найдется. Время пока что есть, вот оно и решит за нас.

2017-06-11 в 18:18 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, интересно!:)

2017-06-11 в 23:48 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс




База данных Пространственно-Временного Патруля.

2017-06-17 в 13:21 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 2


Быстрые тени в красной одежде мелькали то тут, то там.
- Тиамат ловите! – крикнул нечеловеческий, без интонаций, голос.
Стражи окружили отвратительную тварь Хаоса со всех сторон, но она начала взлетать. Тотчас от Стражей отделилась крылатая фигура, также взмывшая в воздух – в ее руке сверкнул меч. Можно было бы открыть огонь из пулеметов или лазеров, но увы, технологии не действовали в том мире, где далеко не все законы физики бывают актуальны. Меч Серебряного клана, имя которому было Созидающий, скрестился со сгустком черной энергии.
Эффект был грандиозен! Тварь в момент лишилась силы, но крылатое создание оказалось слишком близко. Удар когтистой лапой, крик боли… а меч тем временем вонзается в сердце монстра. Держась за лицо, Страж слетел вниз.
Не успев приземлиться, раненый упал на землю. Маска была расколота, лицо, волосы и капюшон – в крови (именно поэтому отряд и носит красную одежду, чтобы враг, как в древней Спарте, не мог видеть их крови). Дрогнули и тут же исчезли белые крылья, смена ипостаси затянула страшные раны на лице.
- Анита! – фигура в сером приближалась к раненой.
Анна с трудом села, вытирая кровь со соей безупречной кожи.
- Только не говори мне, что этих тварей здесь слишком много!
- Эта была последней, - Фицуолтер поднял ее с земли, поддерживая за талию.
- Очень хорошо, это должно ослабить барьер вокруг Пути, ведь равновесие сместилось в сторону созданий Света.
- Да, но баланс еще не установился окончательно.
Анна вспомнила термин «излом эпох» и скривила свои красивые губы в усмешке:
- Ладно, зови меня, если что…
Опять победа оплачена болью и кровью, ну да не привыкать! Без этого ничего не бывает.

Ната резко села в постели и поморщилась, убирая упавшую на глаза полудлинную прядь. Да что это опять такое?! Полное подключение (этот термин она знала давно, но смысл его поняла лишь сейчас), но почему именно к Анне? Читать темпоралов невозможно, а накоротко замкнутая телепатическая связь, выходит, бывает? Или она видит это все как Хранитель Земли?
Вопросов не становилось меньше, но главный из них все еще актуален, ведь, если она может доверять Странникам, совет о том, что делать правильно, будет дан всегда, ну а если нет… «Это или наши друзья, или враги», - давно уже думала она, но союз «или» очень уж обязывающий, а хотелось знать наверняка. Хотелось действий.
Как говаривал старик Хайнлайн, «я вникаю, что ожидание еще не окончено», может бы эта фраза отражает ситуацию. Не было бы поздно, но поспешишь – людей насмешишь. Сама Анна куда-то улетела, и где она сейчас едва ли скажет даже Гиацинт.

Вокруг только звездное море без конца и края... Вселенная не имеет границ, также, как и время...
Маленький серебристый кораблик, такой красивый и безмятежно радостный, пересекает звездное море навстречу приключениям. Гигантские сверхновые чередуются с остывающими звездочками ныне мертвых систем. Корабль все быстрее... но куда же он идет?! Нельзя! Он же погибнет!!!

- Не надо!
Анна вскинулась, разбуженная собственным криком.
Какой кошмар порой может привидеться в этой живой, ровно дышащей тишине горного поселка. Анна даже с трудом вспомнила, где же она, собственно, сейчас находится... Земля, Каламбака, прелестный горный район Греции... и в этом поселке очень красивые фонтаны...
Странница села в постели, через голову натянула легкое белое платье (спала она почти всегда обнаженной, да и удобнее так). Даже не потрудившись надеть туфли, Анна вышла из отеля и побрела по горной тропе.
И почему ее мучают кошмары? Что там вообще за корабль был? Глаза Странницы засветились белым - сивилла смотрела в будущее. Странно, но ничего плохого она не увидела, напротив, только хорошее: некоего светловолосого мальчика в форме курсанта Академии Космофлота, белокурую женщину с ребенком на руках и спокойного молчаливого красавца рядом, еще нескольких людей, магов, гуманоидов... но все картины были исключительно мирного содержания, а сивиллы почти не ошибаются. Тем более здесь, на этой древней земле Эллады, где точнее предсказания только возле дельфийского Оракула.
Ради друзей она перелетела в Дельфы, но и там ничего иного не увидела.
Анна вернулась в Каламбаку, снова пошла по горной тропе, любуясь рассветом и вдыхая здешние ароматы трав, воды и много чего еще. Родниковую воду можно пить до одурения, так она прекрасна, причем именно здесь и именно из земли - если унести воду с собой, вкус никуда не денется, но энергетика будет уже другой. Странница просто-напросто припадала к родникам при каждом удобном случае и чувствовала Землю всей кровью, ибо вода есть кровь самой Земли...
- Скучаете? - спросил ее мужской голос.
Обернувшись, Анна увидела молодого человека, явно местного, ибо он был очень красив. Странница справедливо полагала, что греки вообще одна из самых красивых наций.
- Да я просто гуляю, - ответила она по-гречески.
- А я вдруг подумал, что кому-то из богинь стало грустно на светлом Олимпе, и она сошла сюда, - сказал грек.
- А может, я Персефона и просто сбежала наконец от Аида? - спросила Анна.
- Возможно, - кивнул тот. - Анастас Попандопуло к вашим услугам.
- Анна, - представилась Странница.
Дальше они пошли вместе.
- Вы все-таки словно что-то потеряли здесь, - грек внимательно посмотрел на собеседницу.
- Покой, - не стала спорить та, - мне сняться кошмары...
- Но это всего лишь сны, - осторожно заметил он.
- Знаете, Анастас...
- Просто Стас, если не возражаете...
- Стас, - поправилась Анна, - далеко не для всех кошмары - просто сны.
- А для кого же не просто? - удивился он.
- Наши сны - не всегда просто сны, - сказала она.
Грек покачал головой.
- Но и не всегда не просто сны, - заметил он.
На это ответить было нечего. Разве что поблагодарить за нужные слова, сказанные им. Принял ли ее человек за сивиллу или просто верящего в сны человека, Анна читать не стала, суть не в этом. Этой ночью она пыталась связаться с Дейвом, но сигнала отчего-то не было, хотя в принципе установить его сквозь время очень непросто, но давать ход операции с прыжком во времени темпоралы не спешили по той простой причине, что это очень ответственное дело, и Нейсмит хотел быть уверен в том, что они не сделают ничего плохого.
Гиацинт по-прежнему не мог телепатировать, именно поэтому улетела в Грецию (без самолета, зачем он нужен, когда есть энергетическая ипостась в виде шаровой молнии) только одна Анна. Ничего конкретного узнать не удалось, а бросать надолго младшего брата не следует.
Анастас уже ушел, и тут же возле левого плеча Анна появился маленький серебряный шарик.
«Ги?»
Брат не ответил, но то, что он уже мог менять ипостась, вселяло радость и надежду – сразу понятно, что ему намного лучше и, может, скоро голова перестанет болеть, а способности восстановятся. Эта ипостась передвигается со скоростью выше сверхсветовой, мгновенной была бы только телепортация, но, очевидно, Гиацинт на нее еще не способен.
Брат принял антропоморфный облик, мягко обнял беломраморные плечи любимой сестры.
- Местные получат экстаз, когда тебя увидят.
- Перестань, Ги, они совершенно адекватны.
- Да, но этот народ знает толк в красоте.
Похоже, разговаривать мысленно он все еще не мог, слишком тяжело. Несчастный Ги! В родном клане его бы считали инвалидом, ведь телепатируют все, и телекинезом пользуются тоже все, а тут вдруг жрец… Анна отогнала грустные мысли.
Получается, что им пока что предстоит привыкать к жизни обычных людей, пока способности обоих не придут в норму (частичная блокировка памяти не очень способствует использованию дара сивиллы и целителя). Пока же лучше вернуться в Москву.
- Пора обратно, я ничего не вижу.
Ги кивнул и снова сменил ипостась.
Через секунду рядом с серебряным шариком засиял другой, с оттенком в светлое золото.

2017-06-17 в 18:59 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс

2017-06-26 в 10:44 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, Анна прекрасна!:)

2017-07-10 в 19:42 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 3.


ПОСТУЛАТЫ ТЕОРИИ ВРЕМЕНИ

1. Ни одно живое существо не может быть живым и мертвым одновременно.
2. Ни одно измерение не может существовать и не существовать одновременно.
3. Наличие изменения в цепи событий, не будучи ключевым, не может разрушить цепь.
4. Наличие распавшейся цепи событий влечет за собой парадокс времени.
5. Ось времени имеет тенденцию к восстановлению первоначального вида.
6. Разрушение участков оси времени влечет за собой ее надлом.
7. Наличие надлома в оси времени порождает новую цепь событий и изменение реальности.

Лейтенант Пространственно-Временного Патруля Наталия Стрельченко задумчиво поиграла страницей книги, вспоминая привидевшийся накануне сон – если верить теории времени, это был осколок чужой реальности. Да и странно реалистичная картина была в нем…

…Полог огромной кровати был заткан серебром, серебряные же складки простыни очень красиво сочетались с абсолютно белыми наволочкой, серебряным покрывалом и белоснежной ночной рубашкой спящей на кровати прекрасной женщины с волосами цвета танцующего пламени, длинные локоны которых сейчас расползлись по подушке и почти свесились на пол.
Принцесса Странников, дочь Верховного короля Анна Серебряная давно и прочно заняла свое место в Совете Тринадцати – после обновления его состава верховный орган стал действительно справедливым, хотя сил на усмирение предшественников великих лордов ушло немало. Ныне, когда крылатая раса уровняла в правах не только полукровок, но и все прочие расы, патронаж Странников распространился на большую часть обитаемых планет, а так как контролировали ситуацию в основном представители Агатового клана, воины с кодексом чести воскрешающим в памяти земной бусидо, подобное правление неофициально стали называть сёгунатом – сходство было очевидно.
Правил новым миром король Авель, наконец сумевший взять в жены свою давнюю и единственную любовь – мать Анны, Росси Прекрасную, что была бессменной Верховной жрицей Абсолюта; младший сводный брат Анны, Гиацинт, тоже был жрецом, и именно он являлся единственным законным наследником короля, хотя дочь уже не считалась бастардом, но по женской линии бразды правления не передаются никогда, да и существовала вторая причина, не менее весомая. В данный момент у Гиацинта и его жены Кораллы был сын Адриан, еще один прямой наследник короля.
Дочь Анны от первого брака, прекрасная черноволосая Вероника, слишком много унаследовала от своего отца, и была более вампиром, нежели Странником, а ее жених и вовсе был магом, так что эта часть рода Авеля Серебряного не будет допущена к власти никогда. Нынешний муж Анны, Локи, отец ее второй дочери, был родом из державы Асгард, асы же являлись давними союзниками Странников, а значит, у Хельги были все шансы войти в перспективе в Совет Тринадцати как представительнице полукровок, владеющих магией (а в прежние времена маги и Странники были непримиримыми врагами, безжалостно истребляющими друг друга). Нечего и говорить о том, насколько рады были подобному изменению в политике так называемые младшие расы.
Вероника чаще всего защищала интересы планеты Драгопир, на которой была рождена и на которой погиб ее отец, виконт Раду, урожденный в княжестве Балаур. Вампиры за это почитали Нику едва ли не как свою богиню-покровительницу.
В то утро, о котором пойдет речь, именно государственные дела побудили девушку встать пораньше, а затем отправится вытаскивать из постели горячо любимую мать.
Одетая в свое излюбленное платье цвета темного изумруда, с длинными черными кудрями, блестящими как агат, девушка казалась ожившей грезой, особенно когда двигалась медленно и с невыразимой грацией, предававшей ей сходство с чистокровными Странницами; огромные, сине-зеленые как у матери, глаза казались сделанными из драгоценных камней, но без свойственной камням хладности. Цвет глаз в их семье передавался от матери к дочери – небо, целующее океан, досталось сначала Росси, от нее – Анне, а затем уже Нике и Хельге.
Навстречу девушке вышел ее возлюбленный Дайсукэ, который был не просто магом – юноша, рожденный на планете Станислава, получил силу Хранителя Земли, а это огромное могущество, не терпящее лишь одного – злоупотребления, а, следовательно, требующее бережного обращения и дозированного использования. Дитя земли богов или Страны Восходящего Солнца, Дайсу обладал всеми лучшими качествами своего народа, и к тому же был красив как ангел.
- Помненка, - назвал он Нику нежным прозвищем.
- Охаё, - улыбнулась в ответ принцесса, - прости, я ненадолго…
Маг изящно поклонился, когда невеста проплывала мимо него, а затем вышел на мраморный балкон и принялся рассматривать нежную полоску зари, лишний раз поражаясь тому, насколько планета Странников Ириана похожа на Землю.
Ника же вошла в спальню, заодно отодвигая шторы – Странники, будучи энергетическими существами, практически не нуждались ни в сне, ни в еде, но получали от них чувственное удовольствие; но самой высшей точкой сущности стражей миров была любовь, ведь без нее едва ли станешь кого-то защищать.
Анна совсем по-человечески натянула одеяло на лицо.
- Изыди!
Многие говорили, что принцесса слишком долго жила среди людей (оно и понятно, ее опала и заключение в человеческое тело длилось девять жизней, почти тысячу лет), и, как следствие, заигралась в человека, став бессмертной со страстями смертного.
- Мам, уже утро, - напомнила Вероника, - мы хотели поговорить о Драгопире. Локи нет дома?
- Да, - Анна села в постели, - твой отчим улетел к себе в Асгард…
Разговоры вслух были еще одной отличительной чертой как самой Анны, так и ее друзей и родственников, ведь раса абсолютных телепатов может и не произносить слова – это попросту перестает быть необходимым. Идеальный генотип делал Странников прекрасными и опасными, со сладкими голосами демонов-искусителей, а значит, их либо очень сильно любили, либо столь же люто ненавидели, третьего было не дано, ибо испытывать безразличие к «прекрасным чудовищам» не получалось ни у кого.
- А Хельга? Он вроде не взял с собой сестренку?
Родственники чувствуют друг друга всегда, а потому Ника точно знала, что ее сестра дома, это не требовало даже проверки. Сильно привязанные друг к другу, Странники знали, живы их друзья или уже нет, а телепатическая связь с детьми и любимыми породила поговорки вроде «родители знают мысли детей», «вместе шли – вдвоем ушли» и тому подобны фольклор. Истина состояла в том, что лебединая верность супругов не поддавалась ни малейшей критике – вдова или вдовец жили дальше, если только нужно было вырастить ребенка, родное дитя держало сильнее, чем ушедший навсегда возлюбленный.
- Да, Хельга дома, - Анна встала. – Что ты хотела, мое сердечко?
Так принцесса называла обеих своих дочерей…

На этом сон оборвался, но ясности не было. Уж не та ли ей снилась Анна, что осталась в той, покинутой Странниками реальности? Если так, может ли Хранитель Земли доверять крылатым, если их всегда считали прекрасными чудовищами? Видения можно наслать и ложные, не даром они такие мощные телепаты, а она лишь скромная сновидица с заимствованной силой сказочного богатыря.
«Философия, психология, прочие науки, пытающиеся понять душу - просто дым на ветру. Дым застилает глаза…»
Ната зло потрясла головой.
«Кто просил тебя, Анна?!»
«Я лишь хочу помочь, я ведь не враг тебе»
«Ври кому другому!»
«Ты знаешь истину. Хранителями становятся именно зрелые люди, поскольку они обладают опытом и интуицией, тебя не сбить с дороги, ты, как и мы, умеешь ходить по звездам»
«Это все красивые слова, за которыми стоит корыстная цель переделать мир по своему образу и подобию»
«А разве так поступали в стране, где ты родилась?»
Черт, а ведь буржуйка подловила ее! В СССР никого и никогда не притесняли, это уже потом стали не особо складно врать про «оккупацию республик», а недалекие люди от большого ума верили явной лжи. Но правду ли говорит Анна или подглядела что-то в ее памяти?
Стоп, а подглядеть она не может явно, темпоралы непроницаемы для мыслесканирования… значит, не врет.
Вот тебе и раз! Поверить?
«Порядком и Хаосом, временем и пространством клянемся защищать и оберегать миры и существ, живущих в них, и да перейдет эта клятва от отца к сыну, от матери к дочери, от сюзерена к вассалу. Во имя жизни да возникнет наш союз, ибо вражда наша может уничтожить мир, а альянс может его спасти. Клянемся защищать Бытие от Пустоты, Добро от Зла, Жизнь от Смерти, и да возникнуть Ночные границы, оберегающие обитаемые миры. Слов Стражей не изменить и не отменить, да будет так да скончания времени, угасания звезд и конца Вселенной».
Наталия вздрогнула – клятвы Странников были нерушимы, как и их слово чести (гордая раса была в этом чертовски щепетильна). В архивах имелись упоминания о клятвах и подтверждения их нерушимости.
«Я тоже ищу Дейва. Хочешь, я поклянусь лично тебе?»
Перед глазами возник серебряный медальон с белым камнем в центре – сама собой всплыла прочитанная в учебнике статья: «Данный вид амулетов изначально имеет прозрачный камень, и лишь заряженный кровью приобретает густой алый цвет. Странник нарочно ранит запястье ритуальным клинком и капает венозную кровь на камень со словами: "Кровь, что идет от сердца, защити того (ту), кто ему дорог". Защищает от других Странников как бы говоря: "Не смей трогать моего друга (родственника)". Магическим амулетом не является. Функцию выполняет за счет силы крови и отпечатка сущности». Это она что, серьезно?! Подобный оберег связывает очень надолго, если не навсегда.
«Ты примешь его?»
Наталия решилась.
«Приму»

2017-07-12 в 13:16 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, надеюсь, они с Натой таки поймут друг друга:)

2017-07-13 в 22:37 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 4.


Предсказание в книге сивилл Золотого клана Странников.
Грядущее порой мы прячем
От смертных любопытных глаз,
Но для чего ты предназначен
Ты можешь прочитать сейчас
Смелее открывай страницы,
Где глас сивилл я записал
И рухнут тотчас времени границы,
Чтоб смертный вдруг судьбу свою узнал...
На границе Порядка и Хаоса стояли двое – местный демиург и неизвестная молодая женщина. Точнее, на земле стоял только Белый Волк, а его собеседница зависла в воздухе в сидячем положении. Идеальное тело женщины туго обтягивал черный костюм, на ногах – высокие сапоги типа ботфорт. Скрестив руки на груди, она спокойно наблюдала за повелителем Хаоса.
Внешность женщины была европеоидной, густые прямые волосы до плеч цвета стали, но накрашена она была на азиатский манер – широкие черные стрелки на веках почти что до виска, точно также густо накрашены брови, губы кроваво-красного цвета. Соответственно, ее красота была острой, вызывающей и пугающей. Но как еще можно намекнуть, что ты гораздо сильнее всех живущих, даже демиургов, ибо ты – рука самого Абсолюта? В одной из Вселенной была изменена реальность, а подобное придется пресечь.
- Ар, - спокойно произнес Волк.
Рука Абсолюта презрительно скривила губы.
- Я думала, передергивать можно только в карты, - произнесла она глубоким спокойным голосом.
Демиург Хаоса мягко кивнул.
В руке у блондинки засверкал маленький шарик, в котором отразилась молодая рыжеволосая женщина.
- Как они до сих пор не понимают, что любовь всегда будет сильнее всего на свете, - задумчиво произнесла рука Абсолюта, - даже изменив реальность, они не властны над сердцем. Ничего не исчезает…
Она коснулась разума рыжеволосой красавицы. Та вздрогнула, прервала нежную песню на родном языке. Сине-зеленые глаза сверкнули. Рука Абсолюта удовлетворенно кивнула. Вот теперь игра будет еще интереснее; игроки забыли, что есть некто, сильнее их самих.
- Пожалуй, мне следует самолично присмотреть за этим…

Анна так стиснула гитарные струны, что еще немного, и она, скорее всего, порвала бы их – резкий звук заставил вздрогнуть всех присутствующих в комнате темпоралов, секунду назад внимающих чудесной песне Странников.
- Анита, что с тобой? – спросила Ната.
- Я слышала сигнал от Натэллы… она просит звать ее Тэль, вообще-то, - поправилась Анна.
«Они же не знают, кто она, что я несу? Совсем деградировала, черную дыру мне на голову!»
Она принялась рассказывать про Руки Абсолюта, а Нате тем временем вспоминались давние сны…
…Ната сидела в пиццерии.
Нет, не то, чтобы сильно хотелось, но на этой улице она почему-то чувствовала особый комфорт, а чутье говорило, что надо зайти сюда. Зачем? Чутье редко выражалось ясно.
- Простите, здесь свободно? - спросил женский голос.
- Да, пожалуйста, - кивнула Ната.
Напротив нее села симпатичная девушка - брюнетка, явно полуазиатка, но с неожиданно синими глазами.
- Не волнуйся, я друг...
Несомненно, именно она это сказала, но не разжимая губ. Что за чертовщина? Еще более неожиданным было то, что официант с заказом неожиданно застыл, а вместо радио откуда-то зазвучала чистая и очень живая музыка - сиртаки. девушка с улыбкой посмотрела на стол - там возникли маленькие фигурки танцоров в древних одеждах.
- Смотреть - можно, а вот руками лучше не трогать, - заметила брюнетка.
- Что это значит?! - выпалила Ната.
Девушка удивленно посмотрела на нее:
- Ты же любишь сиртаки...
- А фокусы с сознанием - не очень, - заметила патрульная и подхватилась со стула с твердым намерением покинуть пиццерию.
Неожиданно девушка голубкой порхнула ей на плечо.
- Не сер-рдись, - проворковала она, - я не нар-рочно...
- Так ты - Рука Абсолюта? - Ната взяла птицу в руки и теперь разглядывала ее.
- Тебя нужно беречь и защищать, сновидица, ты - единственная в своем роде.
Голубка опять превратилась в девушку.
- Ладно, размораживай официанта - закусим и побеседуем.
Обе сели за столик, маленькие танцоры исчезли.
- А как тебя зовут? - спросила Ната.
- Адолат, старшая из Рук Абсолюта.
- Ладно, я согласна на телохранителя, - тихо фыркнула темпоралка…
…- Об этом месте есть интересная легенда...
Адолат стояла на фоне догорающего заката, и ветер трепал ее черные волосы.
- Какая же? - спросила Ната, заправляя за ухо медный локон.
Рука Абсолюта с улыбкой начала рассказывать...
...Девушка, заблудившаяся на перекрестке миров, была самой обыкновенной, даже напоминала саму Нату. Она долго искала дорогу домой, но так и не нашла, и с тех самых пор превратилась во что-то вроде духа. Когда нужна помощь или хотя бы совет, та девушка появляется на пути, и узнать ее очень легко - длинные пепельные волосы, длинное серое платье, глаза цвета старого серебра. Она либо помогает, либо утешает, либо просто что-то рассказывает. Имя забылось, все зовут ее просто Вестница...
- Похожа на меня? - Ната удивленно изогнула брови.
- Очень похожа, - усмехнулась Адолат, - но не внешне...
Анна рассказывала древнюю легенду о том, как появились Странники (их хвали также Дети Звезд, Небесные Скитальцы, Идущие Сквозь Миры, но сами себя они называли ангирас).
Прекрасная дева-демиург прежде была совершенно одна, и она заплакала от тоски этого одиночества в черной пустоте. Внезапно от упавших в Пустоту капель слез вспыхнули первые звезды, они загорелись белым пламенем, и из звездного огня вышли первые ангирас, прекрасные, совершенные, и они, не разжимая губ, обратились к ней: «Не плачь, Мать, ты не одна, отныне мы с тобой». Именно поэтому жрецы поют: «Абсолют – Великая Мать, а все мы – слезы ее, рожденные из пламени звезд. Мы идем по млечным тропам по всем мирам, и никто не пройдет там, кроме нас. Нас ласкает свет, создавший нас, и мы между Бытием и Пустотой, мы – барьер сознания, миры охраняющий».
- Пятеро Первых, создавшие кланы, даже не умели говорить, но мы ведь телепаты, нам это не обязательно. Когда-то первые Повелители магии повздорили с ними и заключили Первых в астральную ловушку, истребив в войне два клана – Янтарный и Обсидиановый, в них было слишком много полукровок.
Гиацинт согласно кивал, затем вклинился в повествование сестры:
- Именно тогда к власти пришел Совет Тринадцати, четверо сильнейших из уцелевших кланов, а последнее почетное место оставили для Матери. Мы тогда победили магов их же оружием, потому что они еще не умели защищаться от ментала и сами друг друга истребили…
- …но Совет запретил соединение с существами других рас, чтобы больше не было полукровок, - продолжила Анна, - и мы перестали слушать младшие расы, а тех, кто не получил власть и стал перебежчиком, изгнали и лишили имен – это ведь связь с кланом.
- Остался только Ларра, - сказал сестре бывший принц, - едва ли он опасен, он ведь один.
- Мы и сами сейчас не особо-то опасны, - справедливости ради отозвалась экс-принцесса.
Темпоралы обменялись понимающим взглядом.
Даже если принять во внимание то, что Странники еще не в курсе, почему их позвала Рука Абсолюта, очевидным становится другое: фигуры такого масштаба без причины на связь не выходят. Если рабочая гипотеза сбудется, то скоро изменение реальности коснется их мира напрямую, а так ли уж имунны к нему темпоралы?
Проверят на себе как-то сразу расхотелось, но насколько можно доверится крылатым союзникам? Закрепившаяся за ними слава прекрасных чудовищ как-то не особо способствует восхищению «высшей расой».
Остается рассматривать Аниту и Ги автономно от их народа.
Все бы ничего, но телепат способен задурить голову… хотя с темпоралом подобный фокус не пройдет. Поддавки.
Молчание нарушил Кордел:
- Нати, что скажешь ты как Хранитель?
- Посплю – скажу, - отозвалась Ната, - я чувствую, что Дейв выйдет связь, а он пока не врал… хотя и Адолат – тоже.
Нейсмит покивал, соглашаясь.
- Нужна связь с «Тантрой» - случись катаклизм, так уйти бы живыми, это нам не кино, где благородные герои выживают всегда. Арахнид, страховка на тебе.
- Есть, - кивнул хакер, - обеспечу. Мне б техподдержку…
- Найдем. Давайте уже расходится – в таких обстоятельствах умные люди не злоупотребляют.
Агенты стали синхронно вставать с диванов.

2017-07-13 в 22:45 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс


Слева старшая Рука Абсолюта Адолат.
Группа сверху вниз слева направо: русалка Рута (магия воды), Натэлла (метаморф), эльфийка Веелла (предвидение, природа), пантера-оборотень Фредерика, нимфа Лидия.

2017-07-14 в 08:59 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, интересно!:) Всё чудесатее и чудесатее!

2017-07-14 в 19:07 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс

Слева направо: Наталия Стрельченко (Айлит), Лариса Говорунова (Следопыт), Анна Серебряная (Огневка) и Рука Абсолюта Натэлла.


2017-07-14 в 20:11 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 5.


Со времен последнего кризиса, в ходе которого фрей Иклес наконец был пойман, Себастьяну не давала покоя железнодорожная станция, а точнее, то место, что находилось возле здания станционной администрации. Дело в том, что платформа, с которой друзья-темпоралы заскочили в электричку-«призрак», была снесена еще несколько лет тому назад (он тогда тут не жил, но Наталия, проведшая все свои тридцать шесть лет в городе, точно знала, что изменилось); здание вокзала перестроили, а вот рядом остались все-таки какие-то странные ворота и забор, явно обретающийся тут со времен царя Гороха. Конечно, бетона в XIX веке точно не было, но отчего не тронули этот сектор?
Сжав руку в кулак, мужчина мысленно окликнул фамильяра – птичка немедленно села ему на руку. В Москве козодои редки, но выручало то, что в XXI веке люди обожали держать экзотических животных, причем настолько экзотических, что кот и хорек, принадлежащие Нате, стали уже банальными. Верная спутница ведьмака пока что не была обычной, но и в глаза не бросалась.
- Проверь и покажи все мне, - попросил Защитник Земли.
Пташка согласно чирикнула и взвилась над забором, Себастьян подключился к ее зрительным нервам.
За воротами обнаружилась огромная лужа, грязноватая, кое-где поросшая молодой травой площадка, умеренное количество беспорядочно рассыпанного гравия, начало рельс запасного пути с допотопной дрезиной и кое-какой инвентарь обходчиков путей. Людей не было, более продвинутой техники тоже.
Набросив на себя заклинание отвода глаз, в какой-то степени даже совершеннее обычной невидимости, Себастьян слез с любимого мотоцикла и одним прыжком перемахнул двухметровый забор, о чем тотчас горько пожалел: птичье зрение немного искажало перспективу, так что приземлился он в лужу, провалившись при этом сразу по колено.
Да уж, кандидат на главную роль ремейка «А зори здесь тихие», поскольку в голове крутилось именно «мать твою так» и «вам по пояс будет», но переснимать военные фильмы Наталия и ее лучший ученик Костя по кличке Книгочей единогласно считали святотатством.
Ведьмак огляделся и чуть не выругался покрепче: понятно теперь, зачем лужи и грязь – чтобы просто народ не шастал. Он четко почувствовал провал в пространственно-временном континууме, а это может быть только дыра в другое измерение. Вот откуда появятся захватчики!
- Наблюдаешь, красавчик?
От неожиданности он ощетинился боевым заклинанием, но на заборе обнаружился союзник: положив ногу на ногу, Рука Абсолюта Натэлла невозмутимо подпиливала длинные острые ногти, напоминающие когти Натиного хоря. Короткие платиновые волосы ее топорщились в художественном беспорядке, раскраска выглядела предельно боевой, поскольку преобладал черный цвет, а гибкое тело, затянутое в черную кожу, живо воскресило в памяти фильм про Эон Флакс.
- Добрый день, - маг опустил руку.
Тэль невозмутимо повела тонким мраморным пальчиком в воздухе, и штаны Себастьяна моментально очистились от грязи.
- Поздравляю, чутье тебя не подвело, но ключ к спасению измерения не в этом времени.
- Где же он?
- Когда, милый мальчик, когда… контрастная вы парочка – Хранительница чиста, хотя и не сильно добра, а ты грешник, плачущий убийца. Вот парадоксы, - потянувшись как кошка, она нехотя слевитировала с забора.
Себастьян хмуро уставился на женщину, что могла бы быть ровесницей Вселенной – когда она встала на ноги, серебристая макушка едва достала до его плеча. Если она пришла на помощь, зачем напустила холода и надменности? Если просто решила устроить каникулы, зачем нашла его? Понять слуг демиургов слишком тяжело.
Натэлла вытянула руку и коснулась, на первый взгляд, воздуха, но под ладонью и пальцами тотчас мягко спружинило нечто голубоватое (похоже, портал закрывало защитное поле). Ведьмак не знал, что ею был получен очень четкий приказ относительно Ара, но условия его выполнения явно изменились. Аура заклинателя была очень явной, причем, даже если Белый Волк станет отрицать причастность своих слуг к происходящему, беглый колдун Ликург тут явно побывал.
Себастьян почувствовал чье-то присутствие и вновь вскинул руку, чуть было не сбив заклинанием лоснящегося белого волка, перемахнувшего через ворота. Неожиданно голубые и пугающе умные глаза полоснули его коротким взглядом, обжигающим не хуже лазера.
- Батя волнуется, - сказал волк, - почему не выходишь на связь?
Вот тебе и раз, истинный оборотень, да еще и в ранге Мастера! По приметам он походил на вожака стаи драгопирских вервольфов, так что…
- Вы Олег?
- Совершенно верно, я вожак стаи, живущей в Скифлавии, - отозвался волк, - темпорал?
- Себастьян Ричард О`Браен, ведьмак.
- Дик-колдун, наслышан, - согласно покрутил мордой оборотень.
Ворота перемахнул второй вервольф, но он не сказал ни слова, только чмыхнул носом и сел на хвост. Крупнее и явно моложе, но такой же белый, как и вожак.
Натэлла повернулась к обоим.
- Олег, Вадим, мы опоздали, теперь есть время только на то, чтобы переправить темпоралов в прошлое, но с этим справится Анна.
Вожак перекувыркнулся в воздухе и стал развязным блондинистым парнем с золотой серьгой в ухе; драные джинсы и легкомысленная майка с надписью «АВВА» и портретами солистов только добавляли ему раздолбайства.
- Так ли она справится? Они же ударились о барьер сознания при перемещении сквозь измерения.
- Пора восстановиться, - жестко сказала Рука Абсолюта, - некогда ныть и некуда отступать, иначе вся реальность под угрозой.
Олег со вздохом кивнул и посмотрел на второго волка, тот тоже перекинулся, в пепельного блондина столь похожего на вожака, что стало ясно: эти двое родные братья.
Именно в этот момент по жилам Себастьяна словно бы лед пробежал.
- Дождались! – рявкнула Рука Абсолюта. – Реальность уже начала меняться! Быстро в штаб – одна нога тут, другая там!
Сама она застыла на месте, словно бы обратившись в кристалл горного хрусталя – именно так сверкало и искрилось вокруг стройной фигуры какое-то неясного происхождения энергетическое поле. Что оно служит еще и антенной, Себастьян понял сразу, но размышлять стало некогда, ибо перекинувшийся назад в волка Олег схватил его и закинул себе на спину, после чего гигантскими скачками понесся к обшарпанному старому зданию городского водоканала.
В дверях визитеров встретил пулемет типа «максим» (прежде видеть доводилось только на картинке, а потому пришла мысль об ограблении музея). Как оказалось, в роли Анки была Ната.
- Кто это с тобой, Ричард?
Ведьмак поднял руки.
- Не надо стрелять, они свои… а у нас кризис.
- «Тантра» недоступна, так что нас спасает только антиполе вокруг штаба, а что спасло вас? – Хранительница явно не верила, что перед ней те, за кого сии индивидуумы себя выдают.
- Рука Абсолюта, - невозмутимо отозвался превратившийся Олег.
- Он говорит правду, - Анна возникла за спиной Наталии как чертик из коробочки, и, если бы не красное платье, едва ли кто-то смог ее заметить даже после того, как Странница подала голос.
Ната молча откатила пулемет в сторону – работать с ним аналитичку явно уже научили.
За спиной патронессы столь же беззвучно, как и Анна, возникла Лариса, исподлобья глядя на новых союзников, но вскоре она заулыбалась, узнав братьев-волков (в последнее время ходили слухи, что они стали слугами демиурга Хаоса Сергея по прозвищу Белый Волк). Пусть она знала обоих лишь заочно, основания доверять вервольфам были веские, те сразу скумекали, на чьей следует быть стороне. При поддержке волков темпоралы даже сформировали особое подразделение оборотней, спецназ В.
- Не знаю, известна ли Странникам точка временных координат, но Рука приказала немедленно отправляться в прошлое.., - начал Олег.
Наталия остановила его взмахом руки.
- Мы никуда не пойдем, пока не вникнем в ситуацию. Я права, Нейсмит?
- Абсолютно, - отозвался подоспевший майор, - к тому же координаты во времени вещь не всегда надежная. Коль скоро реальность изменилась, а мы были защищены, работаем как следует.
Волки засопели, впервые получив отповедь, но смолчали – в конце концов, Олегу было всего лишь двадцать шесть, а Вадиму и вовсе двадцать два, а тут мнение высказывают темпоралы куда старше и опытнее, чем оборотни, так что надо молчать и слушать. Подчиняться тоже придется, ведь, хоть стая и свободная, безмозглых в ней тоже нет.
- Вылазка завтра, - резюмировал Кордел, - а пока наблюдаем за изменениями.
- Начинаю, - отозвалась Ната и отправилась к пульту.

2017-07-14 в 20:22 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс

2017-07-14 в 23:01 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 6.


Он смотрел на нее и думал о том. как прекрасна эта женщина.
Но она на стороне Света, всегда была и всегда будет среди сил Добра. Демону не стать человеком, также как человеку не стать властелином даже собственной судьбы, не говоря уж о судьбах миров - это просто глупая спесь верить в обратное. И все же... как ты прекрасна, Анна...
- Если ты не будешь моей, ты не достанешься никому.
Черные крылья распахнулись, и его вновь принял ветер…
…Анна проснулась и бездумно уставилась в потолок. Сон или видение? Да, она дочь лучшей сивиллы, но сивиллы не пророчат во сне, и это очевидно. Влияние исказившейся реальности? Возможно. Какие сны видят сейчас остальные? Тоже тревожные?


- Все кончается...
Анна внимательно посмотрела на Нату - в прекрасных глазах уже не было страха.
- Борись! - тряхнула головой смертная. - Странники любят жизнь.
Принцесса горько улыбнулась - полупрозрачное сиреневое платье выглядело сейчас жутковато, потому что было испачкано кровью, своей и чужой.
- Сколько можно так жить? Только боль... ты же знаешь, каково это... меня никто и никогда не любил...
- А брат?
Аргумент был железобетонный - Странники не живут без любви, они не могут иначе. Только любовь, только привязанности держат в мире.
- Ги...
- Вот-вот, - четко сказала смертная девушка. - Твой любимый Ги, как он без тебя?
Анна чуть прикрыла глаза.
- Да, ты права...
- Давай, приходи в себя! - настойчиво свела брови над переносицей девушка. - Он без тебя сразу умрет! Ты этого хочешь? Меняй ипостась, живо!
На секунду засветилась ее безупречная кожа, трепыхнулись. и тут же исчезли белые крылья - трансформация исцелила страшную рану. Ната сидела и гладила пушистые рыжие волосы, не желая спускать принцессу с рук, словно та еще ребенок. Да, именно так - тысячелетнее дитя.
- И не смей умирать, - закончила мысль простая человеческая девушка. - на тебе слишком много жизней.
- Да, - тихо отозвалась Анна, закрывая глаза.
Некоторое время Ната прислушивалась к ее тихому ровному дыханию, а затем ушла...

Зевнув, девушка села в постели.
- Я те помру! - сказала она, грозя пальцем кому-то невидимому.
- Опять дурной сон? – рядом оказался Кузя.
- Съешь, - Ната погладила своего друга по голове. – Как там правильно говорить? Баку кураэ?
Кузя тихо рассмеялся, всасывая хоботом дурной сон. И ей польза, и ему хорошо, так что все отлично, если бы не одна деталь: в эту ночь он уже объелся, нервы сдали не только у нее.

В отличие от девушек, Олег в эту ночь не спал – он вспоминал…
…Когда нормальный, в меру крупный город лежит в руинах, он создает гнетущее впечатление.
Кей стиснул зубы: он и Рекан вполне привыкли к такому зрелищу, хотя агент Барс и не был Проникателем, но даже стальным агентам Комитета тяжело на такое смотреть. Каково же будет Анне, что отважно отправилась вместе с ними? Впрочем, принцесса за свои пять с лишним тысяч лет жизни еще и не такого насмотрелась.
Вампир огляделся.
- Может, во второй ипостаси пойдете? – спросил он у Рекана. – Если есть хоть кто-то живой, учуять будет можно.
Майор спецназа В молча кивнул, затем перекинулся в волка – полимерная форма при этом не пострадает, ее трансформация воспринимает как вторую кожу.
Анна искала с воздуха и походила на огромную птицу.
Обойдя весь город (точнее, свою часть), Кей обнаружил самые разнообразные следы. Если в стенах некоторых домов застряли самые обыкновенные пули, то часть была снесена то ли атакой зенитных батарей (что едва ли возможно), то ли орудиями боевых роботов (которые не прошли бы незамеченными), то ли тут магия постаралась (что, скорее всего, правда). Одно ясно наверняка – Брисс разрушен окончательно. И нет смысла его восстанавливать, а почти тысячное население полностью истреблено.
«Да, это война», - подумал Кей.
Эйрианцы пока что нападают на тех, кто слабее, но могут и уничтожить Драгопир, а тогда примутся за Станиславу, затем придет очередь Церекса и Земли.
Анна почувствовала чью-то жизнь в полуразрушенном многоквартирном доме, а потому спустилась туда и через балкон проникла в чье-то жилище.
В комнате были только трупы, а вот в коридоре жрица нашла девочку лет четырнадцати, которая до боли напомнила принцессе ее собственную дочь. Эта малышка была светловолосой, а сущность выдавала в ней оборотня (впрочем, в Драгопире их полно). Анна присела рядом, исцеляя раны и перекачивая жизненную энергию, а лишь только опасность для жизни миновала, подхватила девочку на руки и вернулась на балкон. Странница спрыгнула вниз, пронеслась над землей на бреющем полете, а затем поднялась выше, ища партнеров.
Рекан так и не нашел выживших – очевидно, все население погибло.
Майор спокойно размышлял на ходу о том, насколько серьезной может быть предстоящая война, но это спокойствие было деланным – его истинными чувствами была загнанная очень глубоко ненависть к врагам и, по непонятно причине, какое-то жуткое отчаяние. Как все легко сейчас происходит! Раз – и все погибли.
Осуждать вервольфа за малодушие язык не поворачивался, ведь он привык работать под прикрытием и видел мало смертей, еще реже убивал сам, и, к тому же, Рекану был всего лишь тридцать один год.
Разведчики снова встретились на главной площади.
- Как результат? – спросил Кей.
- По нулям.
- У меня тоже…
Мужчины замолчали.
Тут с небес спустилась Анна с девочкой-подростком на руках. Кей и Рекан переглянулись.
- Жива? – спросил полковник.
- Уж не знаю, как дождалась меня, но теперь жить будет, - ответила Анна.
- Судьба, - пробормотал Рекан.
Спасенную девочку-оборотня Анна решила перевезти позже в Скифлавию, когда выяснилось, что бедняжка Дрима осиротела еще за несколько лет до этой проклятой войны. В стаю Олега она войти не могла, потому что являлась вервольфом всего лишь наполовину – иногда бывает, что волчица влюбляется в обычного человека, так и случилось с ее матерью Тамарой.
Вожак в тот раз впервые нарушил законы – Дрима стала ему и Вадиму младшей сестрой…
Волк перевернулся на другой бок и тихо вздохнул: Анна из его воспоминаний и та Анна, которую он встретил здесь – две разные женщины; та принцесса, с которой случайно пересеклись дороги, осталась в другой реальности, в его родном измерении. Если ось времени через надлом порождает двойников, насколько они дублируют изначальную личность?
«Дублируют, дублируют… так ли это важно? Нужно все и всех оценивать объективно, как тут не крути».
Вожак кожей чувствовал, что завтра жизнь сильно изменится, и не очень понятно, только ли его. Одно ясно: поспать надо хоть пару часов, хотя воспоминания уходить не желали.
Олег смотрел тогда на рыжеволосую женщину, прибывшую с агентами - что-то странное в ней все-таки было, что-то напоминающее песню об одинокой волчице. Вожак стаи попытался запомнить запах этой красавицы (нечеловеческий, кстати!), но чуть было не отступил назад, когда дракон представил сначала вампира, а потом рыжеволосую.
Анна, принцесса Странников...
Не просто принцесса, а дочь Верховного короля. Самое странное, граф Мирча ее, похоже, знает, да Уоррен с Элионом видят не в первый раз. и только такие отщепенцы, как оборотни, понятия не имеют, кто она.
Когда Каэдрон наконец представил и его самого, Олег просто поклонился.
Олег не мог не заметить, как эти волшебные сине-зеленые глаза изменили выражение с безразличие на живой интерес... вот только к чему? Если она - телепатка (а это наверняка так, ведь Странница же), то сама-то принцесса прочитает кого угодно, за исключением Кейалдаррена, темпорала-Проникателя, а вот девушку едва ли поймешь, явно владеет лицом в совершенстве - все аристократы этому обучены чуть ли не с пеленок. Если верить рассказам брата, то королева, которой Вадим сейчас служит, иногда позволяет замечать, что она думает, но нечасто, и именно тогда, когда сама хочет. Но как же прекрасна эта одинокая волчица...
"Какого черта меня заклинило? Она же не вервольф!"
Но прекраснее всех волчиц на свете.
Ночь причудливо смешала прошлое с настоящим, словно собралась показать еще и будущее, вот только как же все не вовремя, ведь надо спать. Что, считать овец? Слишком глупо. Олег так и не заметил ментального прикосновения – Анна слышала поверхностные мысли всех и решила помочь. Ночь создана для сна даже оборотням.
В чьем-то разуме звучала прекрасная песня, уже слышимая на Земле:
И пусть сегодня дней осталось мало,
И выпал снег, и кровь не горяча,
Я в сотый раз опять начну сначала,
Пока не меркнет свет, пока горит свеча!
«Должно быть, Хранительница. Бояться нечего, мы спасем твой мир»

2017-07-18 в 22:44 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, о, и вервольфы появились - знакомые все лица!:)

2017-08-11 в 15:11 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 7.


Какими бы ни были события физического мира, остававшийся в обычное время за его бортом мир снов неожиданно преподнес молодой Хранительнице Земли очередной сюрприз…
Цветные сюжетные сны для Наты с детства не были новостью или чем-то непривычном либо неприятным, так что она и не подумала позвать верного друга баку, когда неожиданно очутилась в воздухе над своим домом. Полет был делом привычным, а оттого очень приятным, особенно сейчас, после такого напряжения из-за страха перед изменяющейся реальностью.
Однажды девушке уже снилось что-то такое: небо было снежным, солнце было нежным, а вдалеке сладко-сладко пел Демис Руссос; теперь же полет чувствовался так, как его, по идее, должны ощущать птицы или летучие мыши, хотя крыльев не было. При попытке дотронуться босой ногой до крыши дома Хранительница убедилась, что бесплотна как призрак, а потому как-то сразу сообразилось: это не физическое тело летает сейчас по с детства знакомым местам, оно астральное. Похоже она перешла на новый уровень, ведь прежде сновидица видела только чужие миры, а сейчас присутствовала в своем родном – к телу вел мостик-ниточка, так что не потеряешься.
Местность по большому счету совершенно не преобразилась, разве что прибавилось мусорных куч и крыс, которые в девяностые годы прошлого века в изобилии толклись по помойкам и полузаброшенным рынкам. Деревянные скамейки возле домов либо рассохлись в щепу, либо были сворочены хулиганами, окна на лестничные площадки или грязны, или выбиты, возле складов копошатся в почти кромешной тьме, которую еле развеивает уличный фонарь, тощие и оборванные парни – явно грузчики.
«Что же сделали с моим миром эти проклятые захватчики?»
«Ищешь ответа? Я помогу»
Наталия шарахнулась в сторону, потому что секунду назад стройного и очень красивого молодого мужчины рядом с ней не было. Жгучий брюнет, он был неправдоподобно белокож, глаза по цвету напоминали ночное небо, даже чуть поблескивали «звездами». Одет неизвестный был как в приключенческом фильме, в белую рубаху и обтягивающие кожаные штаны, из-под которых виднелось нечто вроде мокасин. Белые крылья за спиной.
«Убирайся вон, изгой!»
Нового собеседника и представлять было не надо, с первого взгляда ясно – ангел. Классическая красота, идеальная фигура сильного, но не перекачанного мужчины между двадцатью и тридцатью, густые пшеничные волосы и васильковые глаза в оправе длинных, черных как смоль ресниц (впрочем, и брови у него тоже черные) Такая совершенная красота разила наповал, но в такой форме довольно проблемно упасть в обморок.
«Кто вы такие?», - спросила она у ангела.
«Я Адриан, отвечаю за благополучие Странников, и, собственно, охраняю принца и принцессу, а он – Ларра, изгнанный и лишенный имени за совершенное преступление»
«Ты – ангел», - констатировала Хранительница Земли.
«На твоем языке – да»
Ларра коснулся ее разума, и стало ясно: он умирает. Странник, изгнанный из своего клана, терял телепатическую связь с себе подобными, а потому не жил долго, максимум около десяти лет. Изгой показал, что его использовал колдун, но теперь он практически не нужен.
Ната скосила глаза на белокурого красавца Адриана, но тот безмолвствовал: либо Ларра не сказал ему, либо солгал.
«Почему я здесь?»
«Твои обязанности Хранителя дали тебе новую силу, и теперь ты можешь – и должна – охранять реальность, ведь Странники пробили брешь в барьере сознания, точнее, Ларра пробил, именно поэтому Анна и Гиацинт сумели пройти в твой мир. Ар нуждается в постоянной защите, тут же ни магов, ни телепатов, Странников только двое, темпоралов по пальцам перечесть, а недавно прибывшая Рука Абсолюта еще ничего не успела сделать»
«Ларра лжет, прося о помощи?»
«Он совершенно не солгал, но тебе решать, веришь ты ему или нет»
«Тем крылатым поверила, тебе верю тоже – я откуда-то знаю, кто лжет. Что нам нужно делать? Хотя нет, прежде я должна увидеть свою реальность, понять, как она изменилась и что делать именно с этим»
«Я покажу, что натворил Ликург, а затем мы пойдем и освободим Дэйва, Ларра обеспечит прикрытие»
Все трое отправились в полет – смотреть, местами еще и анализируя.

Оказалось, что Россия, даже пострадавшая вместе с остальными миром во времена бесконечных войн с захватчиками, вполне себе жива. Несмотря на отсутствие технологий и элементарного электричества, жили русские очень неплохо, расконсервировав вставшие еще в конце ХХ века заводы (причем производили не просто самое необходимое, а еще и неплохие предметы быта). На вопрос приехавших американских союзников о том, как их вычислили, командир отряда патрулирования хохотнул:
- Дык вы ж, как дураки, по небу летали, а подзорная труба на что?
Американец и впрямь почувствовал себя идиотом, особенно когда понял, что караулы сменяют друг друга постоянно и пользуются примитивными, но невозможно надежными технологиями, а самый вульгарный радиоперехват невозможен по тривиальной причине: на дереве сидит сигнальщик и передает данные азбукой Морзе. Днем использовали либо флажки, либо зеркала, а ночью – довольно обычный прожектор времен Октябрьской революции.
«Да уж, машины их не завоюют никогда, головы слишком умные», - невольно позавидовал лейтенант, дав себе слово выучить русский язык, а пока что толмачами служили ребята-близнецы, явно местные.
По прямой до Кремля оставалось всего-то семь километров, но, не зная дороги, слишком легко зарулить на минные поля, поэтому местные ездили вокруг, а «напрямки» ходили пешком и только разведчики. Ни один биоробот или колдун к великой столице на семи холмах не подойдет.
- Так это займет несколько часов? – спросил лейтенант по кличке Танк.
- Ну, часов семь… хотя нет, вон Матвеич на лисапеде, сейчас организуем… Матвеич! Э! Давай сюда! – замахал руками сержант.
Подкативший к ним драндулет казался сном безумного художника-футуриста: передняя часть с мощной рамой напоминала древний велосипед, причем по конструкции схожий со средством передвижения велорикши, а на колесе, прямо под фонарем-прожектором, красовалась небольшая, с бластер величиной, лазерная пушечка. Задняя часть конструкции представляла собой здоровенный не то ящик, не то кузов, а едущий на этой махине мужик натурально крутил педали.
- Здорово, Егорыч! Че звал?
- Да у нас тут янки прилетели, их бы в Москву.
- Иди ты! Прилетели и сели? – он оглядел отряд. – А, ладно, в багажнике повезу, на пятьсот кило все-таки.
Спецназовцы тем временем открыли заднюю стенку багажника, которая мигом превратилась в удобное сидение. В глубине видны были какие-то канистры, но передняя часть была пустой и, хоть и со скрипом, Танк с близнецами там поместились – севший в центре лейтенант сграбастал в медвежьи объятия какую-то девушку в летной форме, явно из своей команды, на что пилот совершенно не возразила, ехать-то надо.
- Уселись, мужики! Ну, держись теперь. Эй, ухнем!
Под багажником что-то затарахтело и завзревывало – это Матвеич включил древний, но надежный дизельный двигатель. Пахло убийственно, но, благодаря открытому воздуху, жить было можно.
Лисапед потрюхал вперед, а его хозяин завел:
- Из-за острова на стрежень,
На простор рячной волны…
Парни перемигнулись и подхватили:
- Выплывают расписные
Острогрудые челны!
- Э-эх, а на пяреднем Стенька Раазин…
Пели душевно, хотя перевалило за полночь и пассажиры клевали носом. Первыми смолкли оба близнеца, склонив головы Танку на плечи, затем задремала пилот, а вот самому лейтенанту приходилось бороться со сном, чтобы ненароком не уронить девушку. С другой стороны, именно она фиг знает сколько самолет вела, а потом по дороге наравне с мужиками топала.
«Не спать, не спать, я ж мужчина… а все равно хочется!»
Тут Матвеич затормозил и сказал что-то по-русски, пришлось расталкивать пацанов. Сонный парень справа зевнул и выдал:
- Привал, кажет, - второе слово Танк не понял тоже.
Пришлось, хотя и страшно не хотелось, будить девушку и вылезать, хотя последнее актуально: отсиделось буквально все, и с непривычке болело там, где при приличных людях не упоминается вовсе. Пока готовились к привалу, доставая харчи, разговорились.
- Василь Матвеич, а почему лисапед? – спросил кто-то из мальчиков.
- Это, Сережка, в честь нашей Лизки – она придумала, - фыркнул Матвеич, - я только собирал.
- А-аа, а то я думал, что вроде бы велосипед, - пробормотал Танк.
Когда наконец сели на травку, Матвеич раздал всем хлеб и яички вкрутую, отчего отряд заметно оживился, а затем вытащил былки зеленого лука. Да, жизнь в России, определенно, была.

Наталия оглянулась на «проводника» в чужой разум, Ларра пожал плечами, отчего чуть вздрогнули его крылья.
«Если тебя устраивает и такая реальность, зачем играть в опасные игры?»
«Ага, устраивает – быть чьим-то рабом! Ну уж нет, мы, русские, всегда знали, что такое свобода, а потому крутите свои «колеса» - начинаем операцию. Только без Защитника я не пойду»
Права на убийство у нее все равно нет.

2017-08-11 в 16:14 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 8.


Разбудить Себастьяна оказалось совсем не трудно: девушка только положила руку на плечо ведьмаку, как тот мгновенно вскинулся, словно не он только что ровно дышал, уткнувшись лицом в подушку.
- У нас работа, - едва слышно произнесла она, - жду во дворе.
Вышла Наталия одна, Адриана и Ларру нигде не было видно, но она все же чувствовала чье-то присутствие, пусть и походящее на дуновение легкого ветерка – скорее иллюзия, нежели реальность. Девушка настороженно прислушалась, незаметно огляделась, прислушалась к ощущениям, но сила Хранительницы не пробуждалась, а значит, кто бы ни смотрел на нее из темноты, он (или она?) опасен не был.
«Кто здесь? Говорите скорее, у нас нет времени»
- Время? У тебя его сколько угодно.
Из темноты появилась прозрачная женская фигура, свет пронизывал ее насквозь, странно преломляясь, словно застревал в неизвестно где скрытой призме. Упавший с ветки рано иссохший листик, прежде подхваченный ветром, застыл словно бы в стоп-кадре на видео, так и не коснувшись даже ночами пышущей жаром земли (впрочем, даже несмотря на духоту, по телу девушки пробежали мурашки).
- Ты не враг, а то сила рванулась бы наружу, но могу ли я считать тебя другом?
- Я не добро и не зло, я только сила… можешь называть меня Гайя, ты же любишь эллинов.
Гайя… то же самое, что и Гея – древнейшая греческая богиня земли, жена Урана и мать Кроноса, свергнувшего отца… так написано в мифологии, но это не более чем сказки, а сейчас перед девушкой явно было воплощение Земли. Хм, а можно ли назвать воплощением бесплотный дух?
- Чего ты хочешь от меня?
- Возьми меня с собой, я бы хотела помочь. Мне не очень нравится то, что происходит.
- Да я бы на твоем месте рвала и метала, - честно отозвалась Хранительница, открывая сознание.
В мгновения ока древний дух оказался внутри ее тела, не посягая при этом на управление им – Ната понимала, что временно ей придется побыть двоедушницей. Время возобновило ход, и к ней подошла Анна.
«Это было статио, прости, что не предупредила – времени не было. Мы с Натэллой и Ги отправляемся назад по оси времени, искать переломный момент, а вам явно придется идти в будущее. Тэль сказала, что это испытание для тебя»
«Ладно, главное результат, а процесс мы как-нибудь протерпим», - Наталия улыбнулась, на пару секунд став очень красивой – даже при совершенно обычной внешности улыбалась она как никто.
Анна мягко кивнула и отступила туда, где под фонарем сидела огромная собака, а в воздухе посверкивал серебряный шарик. Первый отряд исчез с глаз.
- С нами кто-то еще? – спросил незаметно подошедший Себастьян.
Мотоцикл ведьмак оставил в гараже, а вот птичка на его плече сидела.
Из темноты выступили Странник и ангел – ведьмак отпрянул, на кончиках его пальцев сформировались стразу два заклинания: в правой руке копье, в левой, выставленной ладонью вперед, силовой щит. Адриан глянул снисходительно, одним легким движением идеальной брови ликвидировав оба заклинания.
- Приготовьтесь, вас могут ждать не очень приятные ощущения, - напутствовал он, - глаза закрыть, дышать ровно, руки к ушам.
Инструкции походили на правила поведения на центрифуге, если укачает, так что Наталия особенно не удивилась, она только чуть опустила голову и разомкнула губы – сразу после этого гравитация вокруг принялась сходить с ума, равно как и сенсорные органы вкупе с вестибулярным аппаратом, утверждающим, что под ногами нет опоры. Откуда-то из глубин подсознания вырвался мощный рев гитар и сильны голос Кипелова:
- Солнце чертит круг и снова
За спиною, как часовой —
Чуть короче жизнь и чуть длиннее тень.
Но ответить не готово
Небо над моей головой —
Для чего я здесь считаю каждый день.
Ждет, когда я крикну, выплесну боль,
И станет моим проклятьем вечный город.
Здесь меня никто не слышит —
Деньги, кровь, гордыня и спесь
Держат на себе величье этих стен.
Почему вдруг вспомнился именно «Вавилон», текста которого она в обычном состоянии почти не помнила, только рокот красивой, но тяжелой музыки? Помнится, девушка подумала, что вот он – гимн современной ей Москвы. Музыкальный слух и хорошая память сыграли сейчас злую шутку.
Чьи-то мягкие сильные руки взяли ее за запястья, отводя собственные ладони от ушей.
- Можно смотреть, все позади…
В голове еще гремели последние аккорды, в ушах стоял перекрывающий их звон, зрение ощутимо поплыло, воспринимая окружающее пятнами. Наконец Ната проморгалась и смогла нормально оценить представшую ей картину.
Тот самый зал, что она много раз видела во сне, Дэйв, привязанный или прикованный, с пальцами на той самой синей трубке… и невидимый глазу, но отчетливо пульсирующий портал. Вздрогнув, ночной визитер застучал по трубке, а на дисплее заплясали буквы:» Закрой портал, Хранитель, ты знаешь, как сделать это, барьер надо восстановить. Здесь его восстановление отразится на всех слоях времени и пространства, но Ар будет отрезан».
- Ты поняла? – Адриан отправился на помощь Дэйву. – Действуй!
- Вы с ума сошли! Мне инструкции по ремонту никто не дал!
Вот как латать реальность, если ты не демиург?
«Не волнуйся. Соберись – ты недооценила силу той музыки, что любила всегда, вложи мою силу в стихи – свои или чужие, это совершенно безразлично»
«Гайя?»
«Слушайся меня»
Легко сказать – слушайся и читай стихи! Тоже мне, муж ведьмы зубоскала Белянина!
- Мужики, - девушка сделала глубокий вдох, - если что, вы потянете время?
- Для того мы и здесь, - успокоил ее Адриан.
Нужны ли для стихотворного заклинания только слова, или еще и музыка? Вспомнить-то можно, но у Кипелова песни ближе к темным, у любимой с детства «Машины времени», чей репертуар наизусть, они умные, но без лишнего оптимизма. Остается группа «Секрет», с ее всегда светлыми и добрыми песнями, за редчайшим исключением в виде нескольких поучительных.
Девушка закрыла глаза, призывая силу и стараясь понять, как правильно вплести ее в рисунок слов и музыке, залатывая таким образом брешь.
Тексты не очень подходили, но слух и память не подведут.
Вдохнуть поглубже, пусть сквозь тело струиться сила Земли.
- Ритмы предместий, улиц оркестры
В мире огромном всюду слышны.
Песни протеста, песни протеста,
Песни протеста против войны.
Почему в итоге на ум пришла песня группы Стаса Намина сообразилось вмиг – дружба народов, взаимная выручка, защита от врагов… да, самой такие стихи нипочем не создать, да и написано это было, судя по всему, еще до изменения реальности. Голос певицы был не идеален с точки зрения строгого разбора, но голоса современной эстрады еще хуже, а песня шла из сердца, а потому была прекрасна. У стоящего рядом ведьмака даже сердце забилось чаще… или это случайно задела его рванувшаяся на свободу сила?
- Злобе не место, горю не место,
Мы - дети солнца, дети весны,
Слушай, планета, песни протеста
Песни протеста против войны.
«Молодец, ты нашла верный тон. Потом мне нужно будет воплотиться, не оставаться же с тобой»
Поддержка Гайи оказалась весьма своевременной, причем настолько ненавязчивой, что ритм даже не сбился.
- Солнце приветствуй, звезды приветствуй,
В мирное небо мы влюблены.
Нынче мы сами - песни протеста,
Песни протеста против войны.

Дружные песни громче орудий,
Дружные звёзды в небе взойдут.
Дружные песни, дружные люди,
Дружные люди Землю спасут.
Едва отзвучало последнее слово, барьер заискрился прямо под закрытыми веками – пронесшаяся по нему сила восстановила все; но одновременно Хранительница почувствовала опасность.
- Нас засекли, - подтвердил ее опасения Себастьян.

2017-08-11 в 17:15 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 9.


Куда бежать Дэйв знал – визитеры тотчас хлынули за ним, быстрее всех предавший колдуна Ларра (жить ему хотелось еще сильнее, чем прежде). Кроме того, в голове Наты жужжала Гайя, которой срочно требовалось воплотиться.
«Нет проблем, - телепатически отозвался Дэйв, - зазноба Ликурга снова решила переписать свое сознание в свеженькое тело, а так как то не обладает собственным разумом, а рассчитано как вместилище сознания, мы просто сделаем благородное дело»
- Какие все благородные, сил моих дамских нет, - пробурчала Ната, стараясь бежать наравне с мужчинами.
Разумеется, если запахнет жареным, благородные мужи столь же благородно ее прикроют, но пока приходилось рассчитывать исключительно на себя. К счастью лаборатория по клонированию оказалась прямо по курсу, а дверь ребята попросту снесли, явив взору Хранительницы нечто, напоминающее рисунки к романам Буджолд.
Так, интересно, и где тут получаю «Хьюго»?
Дэйв довольно решительно подтолкнул ее к чему-то, сильно напоминающему анабиозную капсулу с прелестной куклой внутри – такой типаж просто обожали в восьмидесятые годы двадцатого века: густые, слегка вьющиеся пепельные волосы, черные брови и ресницы, матово-белая кожа. Кукла даже немного походила на любимую в детстве Кирстен Данст, когда та изображала вампирочку с золотыми локонами.
Нет, это все-таки не кукла, это девчонка лет так двенадцати, и правда чрезвычайно похожая на актрису по фигуре, но при том с совершенно иными чертами лица, более изысканными и тонкими, вот потому куклой и кажется.
«Подойдет»
«Уверена?»
«Откуда скепсис? А, ты же не можешь знать… демиург Странников, Великая Мать, чьими слезами они мнят себя, не там давно воплотилась, став в итоге правительницей Эрина на Драгопире»
«Аполлония Фир-Йолданах – демиург?!»
«Уже нет. То есть, в данный момент она просто сильная огненная колдунья, но это она. Вот что любовь с демиургами делает…»
Ладно, тогда начнем.
Следуя подсказке, Наталия коснулась капсулы и закрыла глаза, пытаясь вспомнить подходящие случаю стихи – тут уж требовались только ее собственные, особенности силы Хранителя настаивали на этом.
И песня неожиданно вспомнилась от начала до конца, хотя она обычно не помнила ни единой строки собственных стихов.
- Тяжело по кругу идти много лет
И знать, что замкнется он;
В жизни все обычно ставят на кон.
Если вдруг в грядущем надежды нет
Нужно сделать ее самому
Не сдаваясь притом никому.

Снова в город весна
Принесет много новых надежд
И осушит прежнее море слез,
Пусть уходит война
Унося с собой время невежд,
А счастье нам снова наш легкий
Любимый ветер принес.

Мы не станем бояться, не станем бежать,
Мы давно научились любить,
И мечты давно не бросаем свои;
Знаем мы, как жизни нашей
Идеал можно удержать,
И как правильно надо жить
В радости и любви.
Закипевшая сила потянулась к спящему телу, перенося в него сознание Гайи, которая, впрочем, тихо успела попросить Нату придумать новое имя для ее новой жизни, поставив девушку в тупик.
Демиург Странников назвала себя Аполлонией, но тут понятно – если опять брать греческую мифологию, то Аполлон не только и не столько провидец, врач и кифаред, он в основном воин-стреловержец, а также воплощение света (не солнца, а именно света). Она, должно быть, хотя бы так хотела сохранить в себе свет столь любимых на млечных тропах звезд.
Она, как Хранительница, теперь будет вечной одиночкой вроде той же Слави, но огорчения от этого не чувствует, наоборот – радость и подъем, ведь это ради Земли, а лучше нее вряд ли кто работу сделает, причем важна самоотдача. А Гайя? Она будет одинокой или нет?
Может подойти имя царицы амазонок, если продолжать любимую с детства греческую тему.
На этом размышления Хранительницы грубо прервали – в лабораторию стремительным шагом вошла высокая колдунья в атласном темно-синем платье (стало ясно, что именно она растит себе новое тело). Красота неописуемая раскрыла было рот, чтобы высказать нахальным «гостям» все, что о них думает, но тут Себастьян вскинул руку с пистолетом и резко спустил курок – аккуратной дырочке во лбу подруги Ликурга позавидовал бы сам Шварцнеггер, столь же изящный в фильме «Вспомнить все».
- Быстрее! – поторопил Ларра. – Тревога уже объявлена.
Времени на размышления попросту не осталось.
- Тебя зовут Ипполита! – выкрикнула Наталия.
Крышка камеры тотчас отскочила, девочка шелохнулась и… так и не смогла встать. Что поделать, тело, столь длительно пребывающее в коме и до сей поры не имеющее сознания, попросту не умело ходить.
Мужчины похватались за оружие, а Ната схватила новую подружку.
- Надо бежать!
- Ясное дело, - отозвался Ларра, - но близость барьера сбивает контрамоцию. Донесешь?
- А у меня есть выбор?
Маленький отряд спешно покинул лабораторию.

Странно, но в семидесятых годах двадцатого века обнаружилось столько красивых людей, что два Странника не так уж и сильно бросались в глаза. Превратившаяся в собаку Рука Абсолюта даже принялась телепатически поддразнивать представителей идеальной расы.
Все трое вот уже вторые сутки безуспешно прочесывали город в поисках захватчиков – либо точка приложения была выбрана неверно, либо колдун Ликург очень хорошо спрятал своего «засланного казачка», причем не в этом времени.
«Что предлагаете делать теперь?», - Тэль задрала изящную морду, глядя на «хозяев» и показательно завиляла хвостом.
«Искать вероятности и стереть их, - откликнулся Гиацинт, - нам не впервой менять направление оси времени»
«Молчал бы лучше, нахаленок, - срезала его сестра, - на ногах еле стоишь, а туда же!»
«Перестань меня так называть, я уже давно ничего не подслушиваю!», - справедливо возмутился младший брат.
«Хулиган!»
«Святоша!»
«Паршивец!»
«Тиранка!»
«Оторва!»
«Зануда!»
«ХВАТИТ НАКОНЕЦ!»
Сила телепатической волны была такой, что брат с сестрой чуть за головы не похватались от боли, тотчас устыдившись: пикируются как маленькие дети, а работа не сделана. И что теперь?
Именно в этот момент рядом с ними явственно почувствовалось локальное возмущение пространственно-временного континуума. Неужели наконец удача? Странники тотчас подобрались, хотя из силы так и не восстановились полностью, но даже в одиночку любой жрец Абсолюта способен на многое, а уж при поддержке родного существа и подавно.
Натэлла явно изготовилась к прыжку.
Портал сформировался точно и очень четко, причем ставил его явно кто-то из магов, как вдруг оба крылатых почувствовали кое-что еще: барьер сознания, призванный не пропускать никого в измерение Ар, неожиданно начал крепнуть. Поскольку когда-то сами Странники его и ставили, механизм действия оба знали хорошо, поэтому Анна мгновенно наложила локальное статио радиусом в пару километров – время застыло, давая Гиацинту возможность свертки пространства, но тот неожиданно метнул в портал сначала кокон времени, а потом залатал «дыру».
«Брешь закрыта, а этих потом поймаем», - пошатнувшись, он мягко осел на землю.
Анна подхватила брата и убедилась, что тот спит (выложившиеся Странники мгновенно засыпали как убитые, а он все же еще не совсем здоров, удар о барьер сказывается долго). Да, дело с этим несостоявшимся теперь захватом мира может аукаться еще долго.
Принцесса отправилась обратно в то время, которое они не так давно покинули.

2017-08-11 в 17:25 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс

2017-08-11 в 18:40 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Эпилог.


Возвращение в собственное время прошло не особо гладко – ввиду того, что руки у Наты были заняты, в ушах звенело просто немилосердно, поэтому она минут пять соображала, чего именно хочет от нее встревоженная Лариска, пока не прочла по губам вопрос о самочувствии.
- Можешь не говорить, я все равно не слышу, - произнесла она как можно четче и как можно тише.
Лара тотчас отступила и что-то сказала чуть в сторону.
В комнату вошел Джулиан, маг-целитель, обычно днюющий и ночующий на «Тантре». Чего ради он слез с орбиты?
Что сделал маг она так и не поняла – уши отпустило мгновенно. Вот была бы такой официальная медицина! Наталия со вздохом передала Джулиану свою драгоценную ношу (не то чтобы что, но руки-то устали).
- Странники вернулись раньше вас, - в комнату шагнул командир, - и заявили, что мы отрезаны от остальных темпоралов, но это были адекватные меры защиты от агрессоров. Это так?
- Они не лгут, - кивнула Ната.
- Кстати, у меня и для тебя сюрприз есть в виде твоей младшей сестры…
- Что?!
Наталия остро почувствовала себя Баффи, хотя сериал этот давно уже ей надоел.
Оказалось, что, при изменении реальности, кто-то ловко вписал в семью Наты некую девицу по имени Александра, очень похожую на бабушку Наталии (даже более, чем она сама). Разумеется, генетически темно-русая красавица с глазами цвета неба совершенно не имела отношения к роду Стрельченко, но пойди теперь докажи, что «сестра» попросту фальшивка, подосланная, судя по всему, Синдикатом.
Себастьян сразу же помрачнел и заявил, что пристрелит негодяйку при первой же возможности и скажет, что так и было.
- От одного геморроя избавились, другой получили, - мрачно констатировала Хранительница.
С Ипполитой тоже надо что-то решать, но тут все проще – если засланная неизвестно кем Лекса сумела запудрить мозги родителям, внушив, что у них есть дочка, Анна запросто сможет внушить им, что у них также есть внучка, неизвестно где прижитое дите старшей дочери, гордости семьи и нежно любимой всеми, а значит, скандалов быть не должно.
Мало ли в двадцать первом веке матерей-одиночек?
- Ну уж хватит! – Наталия гневно шарахнула кулаком по столу. – Не позволю! Внучка у родителей будет, но официально – ляпайте документы на удочерение, прямо сейчас.
- Это твое заднее слово? – схохмил поклонник «Кин-дза-дзы» Нейсмит.
- Заднее не бывает.
На Ларру пришедшие в себя брат с сестрой уставились волком, что настроения не добавило (да и настоящие волки так не рычат). Пауза явно затягивалась, но ее прервал звонок в дверь.
Миша впустил ту самую «сестру» Наты.
- Здравствуй, Стандарт, - сказала она ведьмаку.
Себастьян скривился:
- И тебе здравствуй, Дикарка.
Наступила новая пауза, но затем синхронисты мгновенно приперли обоих к стенке, потребовав объяснений. Отвечать пришлось ведьмаку.
Дикарка обладала неплохим даром внушения, средним между магией и внутренним даром сродни телепатии (на обычных людей это действовало прекрасно, а вот на темпоралов или Странников не подействует вовсе). Девушке давно хотелось вырваться из Синдиката, в который ее буквально продал родной отец, но возможность явно появилась лишь сейчас, и то если рассчитывать на милость майора и его группы.
Кордел внимательно посмотрел на Александру (ее имя и правда было Лекса), затем перевел взгляд на долгое время пребывавшего «на доверии» ведьмака. Себастьян скорчил злую мину:
- Только оступись – пристрелю.
- Поняла, - в тон ему ответила девушка.
- Странники проследят, - вынес решение майор.

Наталия немного скептически смотрела на экран компьютера, на котором светился список их разношерстной, но слаженной команды:
Начальник группы майор Кордел Нейсмит, кодовое имя Нубиец.
Оперативники-синхронисты:
Капитан Акутагава Такэси (Самурай),
Капитан Талия Стрельченко (Стрела);
Оперативники:
Капитан Владимир Говорунов (Тенщик),
Ведьмак Себастьян Ричард О`Браен (Стандарт) и Джекки (козодой).
Олег, спецназ В.
Вадим, спецназ В.
Александра (Дикарка).
Аналитическая группа:
Лейтенант Наталия Стрельченко (Айлит).
Стажеры:
Михаил Васин, хакер (Арахнид),
Игорь Говоров (Ронин),
Лариса Говорунова (Следопыт),
Константин Малинин (Книгочей),
Ипполита Стрельченко (Гайя).
Вольнонаемные:
Анна Серебряная, принцесса Серебряного клана Странников (Огневка),
Гиацинт, жрец Абсолюта, принц Серебряного клана Странников (Метеор),
Ларра из Агатового клана (Изгой).
Список был не совсем полным – не вошел в него экипаж «Тантры», Рука Абсолюта Натэлла и верный баку Кузенька, но все-таки тут были все, кто остался в измерении Ар. В будущем – хотелось верить – барьер пропустит и других, но пока он глух, и пытаться взломать его бесполезно.
Хранительница приняла решение, свой пост она не отдаст никому.
Защищать Землю надо до конца.

2017-08-12 в 14:14 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс


Хранительница Земли Наталия с "сестрой" Лексой и Ипполитой.

2017-08-15 в 21:51 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, отличный конец!:) Вообще - получилось очень динамичное повествование, в лучших традициях боевиков.

2017-08-16 в 19:12 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Siegfried Kiercheis, спасибо :)
Видимо, сказалось, что смотрела Дольфа.

2017-08-18 в 17:27 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Amberqueen, не за что:) Да, не иначе.

   

Лунная радуга. Внеземелье

главная