21:09 

Снова Пространственно-Временной Патруль

Сильвия Полинг
«Кто ты?» «Чего ты хочешь?» «Почему ты здесь?» «Куда ты идёшь?» «Кому ты служишь?» «Кому ты веришь?»
Amberqueen

Изменение реальности.
Пролог.


«Счастье для всех даром, и пусть никто не уйдет обиженным»
Старые слова из бессмертного произведения Стругацких рефреном звучали в голове, выкрикивал их с детства знакомый голос Караченцева, и плеер был совершенно не нужен, чтобы вспомнить такой финал радиоспектакля. Разве сейчас она не абсолютно счастлива? Пусть Ната и не узнавала то пустынное место, в котором оказалась, но удивительный покой, разлитый в самом воздухе, не мог не коснуться ее разума и чувств.
Она спит, это все сон, уж об этом она могла сказать с уверенностью всегда, потому что сновидицей тоже была с детства (как оказалось, параллельные миры действительно существуют, а их видение очень ценный дар для любого офицера Пространственно-Временного Патруля).
«А еще я Хранитель Земли»
Нет, не Земли, Земля — это обиходное название, так же, как отмеченное в реестре Терра -2, древнее название родного мира пришло откуда-то извне – Ар. Вот откуда арии либо арийцы.
Возможно, у древних в жилах текла кровь Странников.
Перед глазами возникло иное видение. Бесконечные просторы космоса, наполненные такими прекрасными светилами и разнообразными мирами, рассекал маленький золотой кораблик, схожий по конструкции с кораблями Ворлона из горячо любимого в детстве фантастического фильма.
В единственном кресле в рубке, кресле командира и одновременно пилота, сидела очень красивая женщина лет так... внешне двадцати с небольшим. Идеальная фигура, затянутая в кожаный костюмчик терракотового цвета, стройные ножки обуты в красно-коричневые сапоги на небольшой, сантиметров на пять, шпильке, на поясе - небольшой лучемет. Длинные локоны, по цвету схожие с теми, что так любил писать Тициан, были заплетены в замысловатую косу, прекрасно оттеняя чистейшую белую кожу, единственным "изъяном" которой была черная родинка на шее, сейчас скрытая воротником. В чуть прикрытых сине-зеленых глазах светилась древняя мудрость пополам с детской невинностью.
Да, это была Анна Серебряная, бывшая Верховная, а ныне просто жрица Абсолюта. Мать красавицы, Росси Золотая, пробудилась ото сна и вернулась на свой пост, предоставив дочери "жить своей жизнью". Мало кто знал, что Анна теперь уникальна - ранее еще не было Странников, которые обладали бы совершенно человеческим сердцем.
То, как именно жрица сидела сейчас в кресле - расслабив тело и свободно положив на подлокотники руки - не было красивой позой, ибо "Асфаделия" была живым кораблем. Управлялась она телепатией.
На периферии сознания Анна размышляла.
Ей удалось найти последнего из Совета Тринадцати, лорда Эйрона из Серебряного клана, отца Мелары и, соответственно, деда ее сводного брата Гиацинта. Это Странник был предателем - он забыл, что сущность их расы состоит в охране Вселенной и других живых существ. Помня о том, скольких он убил или просто сделал несчастными на всю жизнь, Анна вызвала Эйрона на поединок. Уже повергнув противника на землю, она лишь презрительно плюнула лорду в лицо и заявила: "Да ты не стоишь этого! Не стану руки об тебя марать!". Убрав меч, благородная принцесса хотела уже уйти, но лорд вскочил и напал на жрицу со спины. Вот тогда-то Анна резко повернулась, свистнул ее меч, и голова Эйрона покатилась по земле. Тело рассыпалось мелким прахом. Мертв. Навсегда.
Что дальше, она не знала, но Странники никогда и нигде подолгу не задерживаются. Ведь не они дали название собственной расе.
Значит, Путь пойдет дальше, пока не будет закончен.
Но конец одного - всегда начало другого. Это она тоже помнила.

«Откуда я вижу ее мысли?» Ответ напрашивался только один – позволила. Обычно раса мощных телепатов не давала другим живым существам проникать в их разум, но Анна явно чего-то хочет от Хранительницы измерения Ар. Что именно ей нужно?
Видения все продолжались.
«Асфаделия» форсировала сразу несколько миров, прежде чем Анна поняла, откуда идет зов о помощи. Приграничье, то есть, Граница миров или Ночные границы (названий много, но суть не в них, а в том, что именно за ними скрывалось). Странница тихо ответила обычное: «Я иду», после чего скомандовала кораблю продолжать намеченный путь, а сама отправилась в каюту.
На кровати, уже загодя найденная владелицей, лежала форма Стражей – красный костюм в стиле средневековья, куртка с капюшоном, черные сапоги и перчатки, черная маска, закрывающая все лицо; в нижнюю часть маски был вделан голосовой модулятор. Анна натянула форму, пристегнула черный пояс с метательными ножами. Их с Майклом маленький секрет как раз и состоял в том, что изгнали принцессу именно за ее вступление в отряд Стражей, лидером которого как раз и был лорд Фицуолтер. Недоброжелатели прозвали отряд Шутами (за одежду), а лидера – Серым шутом (его костюм был дымчатого цвета, а маска – почти черной, но все же темно-серой).
Она задумалась над тем, что защитники Добра как бы стоят между Добром и Злом, не принадлежа при этом ни одной из сторон. Мы изгои, мы лишние везде, но больше некому делать такую работу. Странники идеальны для этого.
Кто знает, может, ее битвы на Ночных границах помогут убрать Черную дорогу?
Ответов у Анны не было.

Ната запуталась окончательно – кто показал ей это и зачем это нужно знать?
Картинка сна сменилась – стало очевидным, что кто-то берет картинки из ее памяти или подсознания. Да что же это, переклинило, что ли, на сериалы?
- Эй, есть кто-нибудь?
Осторожно стукая босыми ногами по гладкому полу Тардис, девушка подошла к пульту, задумчиво уставилась на него, гадая, куда подевался Доктор. Никого больше не было, и девушка, в растерянности теребя кончик рыжевато-каштановой косички, тихонько сказала вслух:
- Тардис, а Тардис…
Ответа, естественно, не последовало.
«Ну конечно же сон!», - подумала девушка. Как же иначе она может стоять тут в любимом халатике и без обуви? Все-таки у снов свои законы.
Девушка вышла из Тардис.
Взгляд тотчас уперся в симпатичного молодого мужчину, привязанному к доске. Он протянул руку и начал быстро-быстро стучать по голубой трубке дневному света, выступающей их доски, и по монитору над головой побежали буквы.
«Здравствуй, Сновидица, я не нашел другого способа связаться с тобой, только так. Пожалуйста, говори медленно и четко – мне придется читать по губам, так как слух не работает. Я – Дейв, хранитель культуры этого мира».
- А почему ты говоришь по-русски? – медленно и с очень четкой артикуляцией произнесла она.
«Этот язык родной для меня также, как и для тебя. Времени мало, я прошу тебя лишь придти ко мне с Защитником, вы нужны»
- Твой мир, как он называется?
Она успела прочитать название, но, проснувшись, уже ничего не помнила.
Девушка уставилась в потолок так, словно он мог дать ей ответ на вопрос. Да уж, Хранитель родного мира мог бы быть, мягко говоря, поодареннее, но уж если досталось минимум силы, работать надо с тем, что есть – с мозгами. Надо встать и подробно записать сон в оперативный дневник, пока он не забыт.
Что главное, Анна или Дейв?
Или все-таки информация равнозначной ценности?
«Правда начинается там, где кончается сон.
Нужно уметь вовремя отличить сон от реальности, не застрять в мечте навсегда и успеть вернуться в настоящую жизнь. Может, ты настоящий, а может, всего лишь проекция, не отличимая от оригинала. Кто знает границы сна и яви? У снов всегда свои законы, но они не работают в реальной жизни.
Помощника прислали именно затем, чтобы можно было отличить одно от другого, явь от сна, вовремя оттолкнуться и остаться в мечте навечно, потому что нужно возвращаться, иначе потеряешься во снах.
Тебе нельзя тонуть, хотя ты попадаешь глубоко в мечту, ты должен быть дайвером, они выныривают всегда, творя собственную судьбу.
Не путай иллюзию и реальность.»
Так, стоп, она планировала написать совсем не это! Значит ли вышенаписанное, что Анна все еще в ее голове? Поразительно, если так, да и зачем бы было Страннице заводить телепатическую связь с обычным человеком, пусть и Хранителем? Тайны Нате не понравились, но агент Айлит знала прекрасно – ее мыслей не прочитаешь, это естественный иммунитет темпоралов, возникающий из-за прыжков во времени. Что надо Анне она со временем поймет.
Вдохнув и выдохнув, девушка все же записала подробности снов, а затем легла обратно, заснув почти мгновенно. Сон вернулся.
Она снова стояла в том самом зале, где был привязан к доске хранитель культуры, но если Тардис и была где-то, то не здесь (может, этот образ попросту надоел телепату-контактеру и потому испарился, да и капсулы класса «Хроно-Х» были бы куда как удобнее – в них Ната уже попросту влюбилась).
Дейв посмотрел на нее очень внимательно, и девушка наконец-то разглядела, что у него странный цвет глаз – чуть сиреневатый, как у Орландо Блума в цветных контактных линзах или как у принца Странников Гиацинта, фотографию которого она видела в базе данных. Правда волосы у парня темные, в брови шрам, а возле виска две мелкие родинки – у нее самой есть похожие.
Дейв застучал по голубой трубке, и тут же ожил монитор.
«Ты нашла его? Ты его привела?»
- Кого? – четко спросила она.
Дейв прочел по губам и снова застучал.
«Стандарта. Он здесь отчаянно нужен, иначе мой мир умрет»
- Да, он со мной, - медленно продолжила девушка, - с ним его племянница, Скай, она тоже умница, но мы не знаем, куда идти. Скажи, куда, когда, какой мир?
«Я говорил тебе»
- Сон прервался, я не смогла запомнить.
«Запоминай. Галактика Млечный путь, не выходите за ее пределы, цель здесь. Я не смогу сказать все сразу, иначе они убьют нас обоих, и никто не придет, а помощь нужна отчаянно, ведь речь о жизни и смерти, о существовании самого континуума. Запоминай: Млечный путь, Солнечная система. Не выходите за ее пределы…»
- Дейв, ты исчезаешь!
«… потом я скажу тебе…»
- Дейв!!!
Ната бешеным усилием воли попыталась задержать сон, у нее порой это получалось, но сейчас удержать зарябившее как в старом телевизоре изображение не получилось. Дейв виделся как сквозь мутное стекло, слова на мониторе растекались, а рассмотреть шевелящиеся губы не получалась. Вот почему он лишен слуха и голоса – на помощь не позвать!
Сон растворился окончательно…
- Дейв!
Девушка резко села в постели, аж голова заболела. Тотчас вспыхнул свет, а плеча коснулась теплая лапка – кровать заскрипела под двойной тяжестью.
- Что с тобой? Открой глаза!
Ната разлепила веки, внимательно глядя на испуганную мордочку Кузи.
- Не удивляйся – издержки «дара».
Баку поморгал – с перепугу он чуть не съел странный сон своей томодати.
- Узнала что-то важное?
- Да. Тот мир в нашей галактике и в нашей системе, но он не успел сказал ничего конкретного.
- Кто он? Какой мир? – переспросил Кузя, но понял, что ответа девушка не знает.
Нату уже грызло дурное предчувствие, однако она предпочла его не озвучивать.

Принц Серебряного клана Странников Гиацинт сидел в комнате совершенно один, хотя квартиру занимал вдвоем с сестрой, но сейчас она спала. Ночь вообще существует только для сна, вот если бы еще и разум поверил в это…
В темно-синих джинах и серой водолазке Гиацинт смотрелся совсем мальчишкой, ведь, благодаря изящному сложению, ему редко давали больше двадцати лет (кто докажет, что он дожил практически свое третье тысячелетие). Обычный паренек, только слишком красив, и брови и ресницы чересчур черны при том обстоятельстве, что волосы по цвету напоминают яркое серебро и очень густы, хотя стриг их принц всегда коротко. Да и чем он отличается от человека? Телепатия только-только начала восстанавливаться, а прочие способности жреца Абсолюта вообще дремали.
Дверь неожиданно беззвучно открылась – в квартирах сотрудников Пространственно-Временного Патруля все было совершенно, - и вошла сестра в коротеньком белом платьице и белой же кофточке из тонкой шерсти, блестящие рыжие волосы бегут по спине и плечам. Гиацинт вскочил.
- Ты что не спишь?
- Не волнуйся, я просто не могу заснуть, - ответила Анна.
- Замерзнешь же босая, - брат схватил сестру на руки.
Да, отопление еще не включили, что для этого региона нормально, но больше поразила девушку такая забота, ведь из них двоих старшей была она. Какая же Ги умница, хоть и шалопай.
Тем временем жрец уселся, посадив сестру к себе на колени, телекинезом набросил на нее плед. Да, она старше, но это ничего не значит, ведь Анна девушка, и она такая хрупкая. Вообще, сестра куда беззащитнее, чем кажется, хоть она и сильная и самостояте6льная, повзрослевшая уже давно… Гиацинт прижал ее к себе, посмотрел в сине-зеленые, а не сиреневато-голубые, как и у него самого, глаза – только цвет глаз и волос выдавал, что они все-таки неполнородные.
- Анита, ну почему ты себя совсем не бережешь? – юноша отвел теплую пушистую прядку ей за ухо.
- Все не так, как ты думаешь…
- А как? – обиделся жрец.
Может, знай он ее в детстве, у брата с сестрой не были бы такие нежные отношения, но эти двое встретились уже во взрослом возрасте и подружились искренне, напрочь забыв тот факт, что они сводные брат и сестра.
Уродливый шрам на щеке принца зажил сейчас без следа, ведь он покинул ось времени родного измерения чтобы спасти от смерти сестру, и Гиацинту это удалось, но теперь во времени он и Анна существовали отдельно от себя же самих, словно став призраками для своей прекрасной и совершенной расы, но зато они вместе, они живы, а Странник не живет без телепатической связи с себе подобными. Двое неразлучных, двое против всех миров сразу.
При переходе в этот мир они очень сильно напряглись – здесь стоял барьер сознания, и досталось обоим капитально. Принц телепатировать-то мог, но голова все еще отчаянно болела от таких усилий. У Анны хоть телепатия не пострадала, но, увы, в памяти зияли значительные дыры, в основном касающиеся ее жизни в человеческом теле. Хорошо еще, что синхронисты Таша и Такеши их узнали (Ги знал их лично с подачи своего эмиссара, полковника Наталии Стрельченко, и ее любимой дочери Аланны).
Да, так всегда.
У Странника есть только ветер и дорога. Свернув за поворот, ты чувствуешь, как ветер обнимает тебя и вытирает твои слезы, и вскоре уже улыбаешься через силу, а то и смеешься от боли. Ветер поет в разбитом сердце, унося пепел сгоревшей любви, и ты поешь вместе с ним. Музыка звучит, и ты танцуешь на осколках судьбы.
Словно разлетаются в прах хрупкие зеркала, а ты все равно идешь вперед. И очень хочешь жить.
Но они вместе – вдвоем все по плечу и ничего не страшно. Еще подарок – хорошие друзья – был получен уже давно, и теперь следует показать, что сего подарка ты достоин, потому что иначе судьба его непременно отберет.

@темы: творчество

URL
Комментарии
2017-06-11 в 17:33 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 1


На прежней работе протирать штаны на совещаниях Нате не приходилось, и ей даже претило представить себе нечто подобное. Судя по всему, должность шефа аналитиков Пространственно-Временного Патруля (пусть даже и в стажерской группе) подразумевала определенное время в кабинете шефа, но зато такой замечательный патрон как Кордел совершенно сим не напрягал.
Сегодня в кабинете расселись все, и девушка невольно отметила, что легкомысленнее остальных выглядели только они с Себастьяном: ведьмак теперь не вылезал из джинсового костюма темно-синего цвета, надевая под него рубашки всех оттенков голубого, а она сама по нынешней, чтоб ее, сильно тинейджерской моде натянула на соблазнительные телеса узкие темно-серые брюки и довольно симпатичную кофточку с гигантскими сиреневатыми розами, а волосы собрала в предельно высокий хвост.
Стильная Таша легко могла вызвать комплекс неполноценности: облегающая черная блузка с воротником-стойкой и прозрачными рукавами, классическая прямая юбка типа миди, лакированные лодочки на низкой шпильке и плюс ко всему высокая прическа, золотые серьги и цепь… ничего вычурного, ничего лишнего, но какое идеальное чувство собственного достоинства. Даже то, что она красивее, воспринималось скорее как дополнение к образу, нежели что-то автономное. Кордел и Такеши в классических мужских костюмах тоже смотрелись прекрасно; игнорирующий подобный стиль Володя, по облику больше напоминающий ковбоя, как ни странно, гармонию не нарушал. «Как все же поразительно – их не отличить от нас, но все равно они другие, даже если не знаешь, куда смотреть», - подумалось агенту Пространственно-Временного Патруля Айлит.
- Так, мы ждем наших Странников, Анна и Гиацинт должны быть с минуты на минуту.
Уже встретившаяся с Анной во сне девушка припомнила, что ее брат – жрец Абсолюта, а это значит, что он по способностям совершеннее обычного Странника. Каждый из Детей Звезд телепат и телекинетик, и, помимо этого, они владеют либо пространством, либо временем (последних процентов тридцать от всего крылатого народа), но жрецы владеют и тем, и другим. Гиацинт, судя по досье, моложе сестры на две тысячи лет, но он стал жрецом в относительно молодом, тысячелетнем, возрасте. Цифры упрямо не укладываются в голове, но факт есть факт, его следует просто принять к сведению.
Дверь открылась, впуская их неожиданных союзников (странно, отчего они предпочли антропоморфную ипостась, хотя могли в крылатой или энергетической придти).
Рыжеволосая Анна (а локоны у нее отличные, длинные, щековые, похожие не то на огонь, не то на закат) была в кожаном костюме красновато-коричневого цвета и терракотовой водолазке в тон сапожкам и сумочке; возраст совершенно не определяем, на белой как снег коже ни морщинки, плюс безупречная красота. Сине-зеленые глаза блестят как драгоценные камни, и оттеняют их черные как уголь ресницы и столь же черные тонкие брови. Идеальная сказочная принцесса.
Брат девушки был ослепительным блондином, короткие волосы даже напоминали яркое критское серебро, эффект от цвета усиливался серыми джинсами и стального цвета водолазкой. Мальчик-подросток или романтический юноша, если бы не цепкий взгляд сиреневато-голубых глаз, в котором веселье юности сочеталось с мудростью веков – почти так описывал Толкиен эльфийские глаза.
«А ведь у Дейва такие же глаза!», - неожиданно стукнуло в голове.
Так кто же он, тот хранитель культуры? Странник? Полукровка? На этот вопрос ответа пока нет.
- Итак, наши новые союзники хотят вступить в группу по охране Терры-2. Кто «за»?
У Себастьяна напряглись плечи – маги и Странники враждовали веками, ведь крылатые понимали, что колдуны их самые что ни на есть жизнеспособные конкуренты. Зато у синхронистов сомнений явно не было, они также синхронно, как делали все, подняли руки. Руку поднял также Владимир, а вот Наталия не спешила, так и сидела, скрестив оные на груди.
- Кто «против»?
Ведьмак вскинул руку, а вот Айлит так и не пошевелилась. Тем не менее, пусть и в очевидном единственном числе, он не сдался.
Нейсмит мог бы напомнить О`Браену, что тот сам пришел сюда из Синдиката, а в преступной группировке тоже отнюдь не святым был, но… хотя какая разница, приняты это двое большинством голосов.
Следующим на повестке дня был вопрос, заявленный именно Айлит.
Девушка рассказала о своих снах, упомянув Анну (та кивком головы подтвердила и голосом, звучащим как музыка, извинилась перед Хранительницей за то, что пришлось пойти на контакт таким образом), затем представила рапорт, для написания которого пришлось очень здорово напрячься.
В школе Ната откровенно спала на истории, эта наука никогда девушку по-настоящему не интересовала, и теперь она прокляла свою лень: неясное впечатление детства и восторги любимого стажера Кости Малинина (прискорбно иметь любимчиков, но мальчик это заслужил) натолкнуло главу аналитиков на мысль. Сложившаяся в мозгу картинка требовала детальной проверки, так что пришлось обложиться всеми видами исторических книг, в ходе прочтения которых выяснилось, что девочке Наташе в детстве ничего не показалось, ее мир – страна и народ – изменились максимум за какие-то пятнадцать-восемнадцать месяцев до полной неузнаваемости. Развал страны обычно занимает годы, если не десятилетия, а тут – скачок и крах. Сразу. Так не бывает, и вывод назрел очевидный – изменилась сама реальность.
Рапорт вышел очень даже логичным, и, даже со всеми ссылками и цитатами, уложилась она страниц в десять машинописного текста десятым шрифтом. Безупречные брови Анны полезли на лоб, а потому она признала правоту Наталии мгновенно. Кто же мог сотворить такое, а главное, зачем?
- Потому что только боевая машина СССР могла отразить любую угрозу, - ответила Ната. – Дейв в моем сне не стал пока говорить, какой мир терпит бедствие, но я догадываюсь – если он сказал, что искать надо в Млечном Пути и не покидая Солнечную систему, то, пусть я и почти не знаю астрономию, но готова делать ставки – спасать нужно Ар, наше с вами измерение… то есть, мое измерение, - поправилась она, вспомнив, что, кроме нее, местных уроженцев здесь нет.
- Это говорит Хранитель или патриот? – спросил Нейсмит.
- В данном случае невелика разница в формулировке.
А вот разница в том, кому верить и чьих советов слушать очень велика. Хранитель без году неделя, сильный, но до ужаса неопытный, Наталия не хотела рисковать своей планетой, а кто бы мог помочь пока что не знала. Верить своему же двойнику? Так она на Терре Инкогнита, как прижмет не очень-то дозовешься.
Хорошо, пусть Странники (самоназвание ангирас) тоже могут быть союзниками и друзьями (глупо как в детстве, а она взрослая), но где гарантия, что их не обманули? Это как в еще одном любимом фильме философские вопросы «Кому ты служишь и кому ты веришь?». В данном случае рассчитывать надо на себя и темпоралов, те хотя бы уже доказали, что они не враги, а значит, условно можно считать друзьями.
А что вообще правильно?
Если бы инстинкт Хранителя умел объяснять… увы, этого тоже не дано, любые инстинкты слепы, глухи и безъязыки. Надеяться на себя хорошо, надеяться на Дика вполне законно, но вдвоем они не выдержат точно. Кто еще? Баку Кузьма? Очередная нелепая мысль.
Ната потерла виски, и вдруг поймала взгляд Анны, полный сочувствия (именно сочувствия, а не высокомерно-брезгливой жалости высшей расы к низшей). «Чтоб мне провалиться, да она же человек!» Вне всякого сомнения, несмотря на расу и сверхспособности, эти двое в душе действительно люди, и особенно четко это видно, если бросить взгляд на сплетенные пальцы их сжатых рук. Брат и сестра, потерявшие свой народ из-за того, что они – порожденные временем двойники тех, у кого по определению двойников не бывает, раз они живут во всех мирах сразу, оказались людьми.
Вот как после этого им не поверить? Кем надо быть, чтобы их бросить? Помимо мировых законов есть еще закон человечности, закон сердца, так не пришло ли время верить только ему?
Голова отчаянно разболелась.
К концу совещания мысль была уже только одна – чтобы увидеть путь, надо смотреть внимательно, так что поучимся-ка мы в начале смотреть, а там уже и решение найдется. Время пока что есть, вот оно и решит за нас.

2017-06-11 в 18:18 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Amberqueen, интересно!:)

2017-06-11 в 23:48 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс




База данных Пространственно-Временного Патруля.

2017-06-17 в 13:21 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 2


Быстрые тени в красной одежде мелькали то тут, то там.
- Тиамат ловите! – крикнул нечеловеческий, без интонаций, голос.
Стражи окружили отвратительную тварь Хаоса со всех сторон, но она начала взлетать. Тотчас от Стражей отделилась крылатая фигура, также взмывшая в воздух – в ее руке сверкнул меч. Можно было бы открыть огонь из пулеметов или лазеров, но увы, технологии не действовали в том мире, где далеко не все законы физики бывают актуальны. Меч Серебряного клана, имя которому было Созидающий, скрестился со сгустком черной энергии.
Эффект был грандиозен! Тварь в момент лишилась силы, но крылатое создание оказалось слишком близко. Удар когтистой лапой, крик боли… а меч тем временем вонзается в сердце монстра. Держась за лицо, Страж слетел вниз.
Не успев приземлиться, раненый упал на землю. Маска была расколота, лицо, волосы и капюшон – в крови (именно поэтому отряд и носит красную одежду, чтобы враг, как в древней Спарте, не мог видеть их крови). Дрогнули и тут же исчезли белые крылья, смена ипостаси затянула страшные раны на лице.
- Анита! – фигура в сером приближалась к раненой.
Анна с трудом села, вытирая кровь со соей безупречной кожи.
- Только не говори мне, что этих тварей здесь слишком много!
- Эта была последней, - Фицуолтер поднял ее с земли, поддерживая за талию.
- Очень хорошо, это должно ослабить барьер вокруг Пути, ведь равновесие сместилось в сторону созданий Света.
- Да, но баланс еще не установился окончательно.
Анна вспомнила термин «излом эпох» и скривила свои красивые губы в усмешке:
- Ладно, зови меня, если что…
Опять победа оплачена болью и кровью, ну да не привыкать! Без этого ничего не бывает.

Ната резко села в постели и поморщилась, убирая упавшую на глаза полудлинную прядь. Да что это опять такое?! Полное подключение (этот термин она знала давно, но смысл его поняла лишь сейчас), но почему именно к Анне? Читать темпоралов невозможно, а накоротко замкнутая телепатическая связь, выходит, бывает? Или она видит это все как Хранитель Земли?
Вопросов не становилось меньше, но главный из них все еще актуален, ведь, если она может доверять Странникам, совет о том, что делать правильно, будет дан всегда, ну а если нет… «Это или наши друзья, или враги», - давно уже думала она, но союз «или» очень уж обязывающий, а хотелось знать наверняка. Хотелось действий.
Как говаривал старик Хайнлайн, «я вникаю, что ожидание еще не окончено», может бы эта фраза отражает ситуацию. Не было бы поздно, но поспешишь – людей насмешишь. Сама Анна куда-то улетела, и где она сейчас едва ли скажет даже Гиацинт.

Вокруг только звездное море без конца и края... Вселенная не имеет границ, также, как и время...
Маленький серебристый кораблик, такой красивый и безмятежно радостный, пересекает звездное море навстречу приключениям. Гигантские сверхновые чередуются с остывающими звездочками ныне мертвых систем. Корабль все быстрее... но куда же он идет?! Нельзя! Он же погибнет!!!

- Не надо!
Анна вскинулась, разбуженная собственным криком.
Какой кошмар порой может привидеться в этой живой, ровно дышащей тишине горного поселка. Анна даже с трудом вспомнила, где же она, собственно, сейчас находится... Земля, Каламбака, прелестный горный район Греции... и в этом поселке очень красивые фонтаны...
Странница села в постели, через голову натянула легкое белое платье (спала она почти всегда обнаженной, да и удобнее так). Даже не потрудившись надеть туфли, Анна вышла из отеля и побрела по горной тропе.
И почему ее мучают кошмары? Что там вообще за корабль был? Глаза Странницы засветились белым - сивилла смотрела в будущее. Странно, но ничего плохого она не увидела, напротив, только хорошее: некоего светловолосого мальчика в форме курсанта Академии Космофлота, белокурую женщину с ребенком на руках и спокойного молчаливого красавца рядом, еще нескольких людей, магов, гуманоидов... но все картины были исключительно мирного содержания, а сивиллы почти не ошибаются. Тем более здесь, на этой древней земле Эллады, где точнее предсказания только возле дельфийского Оракула.
Ради друзей она перелетела в Дельфы, но и там ничего иного не увидела.
Анна вернулась в Каламбаку, снова пошла по горной тропе, любуясь рассветом и вдыхая здешние ароматы трав, воды и много чего еще. Родниковую воду можно пить до одурения, так она прекрасна, причем именно здесь и именно из земли - если унести воду с собой, вкус никуда не денется, но энергетика будет уже другой. Странница просто-напросто припадала к родникам при каждом удобном случае и чувствовала Землю всей кровью, ибо вода есть кровь самой Земли...
- Скучаете? - спросил ее мужской голос.
Обернувшись, Анна увидела молодого человека, явно местного, ибо он был очень красив. Странница справедливо полагала, что греки вообще одна из самых красивых наций.
- Да я просто гуляю, - ответила она по-гречески.
- А я вдруг подумал, что кому-то из богинь стало грустно на светлом Олимпе, и она сошла сюда, - сказал грек.
- А может, я Персефона и просто сбежала наконец от Аида? - спросила Анна.
- Возможно, - кивнул тот. - Анастас Попандопуло к вашим услугам.
- Анна, - представилась Странница.
Дальше они пошли вместе.
- Вы все-таки словно что-то потеряли здесь, - грек внимательно посмотрел на собеседницу.
- Покой, - не стала спорить та, - мне сняться кошмары...
- Но это всего лишь сны, - осторожно заметил он.
- Знаете, Анастас...
- Просто Стас, если не возражаете...
- Стас, - поправилась Анна, - далеко не для всех кошмары - просто сны.
- А для кого же не просто? - удивился он.
- Наши сны - не всегда просто сны, - сказала она.
Грек покачал головой.
- Но и не всегда не просто сны, - заметил он.
На это ответить было нечего. Разве что поблагодарить за нужные слова, сказанные им. Принял ли ее человек за сивиллу или просто верящего в сны человека, Анна читать не стала, суть не в этом. Этой ночью она пыталась связаться с Дейвом, но сигнала отчего-то не было, хотя в принципе установить его сквозь время очень непросто, но давать ход операции с прыжком во времени темпоралы не спешили по той простой причине, что это очень ответственное дело, и Нейсмит хотел быть уверен в том, что они не сделают ничего плохого.
Гиацинт по-прежнему не мог телепатировать, именно поэтому улетела в Грецию (без самолета, зачем он нужен, когда есть энергетическая ипостась в виде шаровой молнии) только одна Анна. Ничего конкретного узнать не удалось, а бросать надолго младшего брата не следует.
Анастас уже ушел, и тут же возле левого плеча Анна появился маленький серебряный шарик.
«Ги?»
Брат не ответил, но то, что он уже мог менять ипостась, вселяло радость и надежду – сразу понятно, что ему намного лучше и, может, скоро голова перестанет болеть, а способности восстановятся. Эта ипостась передвигается со скоростью выше сверхсветовой, мгновенной была бы только телепортация, но, очевидно, Гиацинт на нее еще не способен.
Брат принял антропоморфный облик, мягко обнял беломраморные плечи любимой сестры.
- Местные получат экстаз, когда тебя увидят.
- Перестань, Ги, они совершенно адекватны.
- Да, но этот народ знает толк в красоте.
Похоже, разговаривать мысленно он все еще не мог, слишком тяжело. Несчастный Ги! В родном клане его бы считали инвалидом, ведь телепатируют все, и телекинезом пользуются тоже все, а тут вдруг жрец… Анна отогнала грустные мысли.
Получается, что им пока что предстоит привыкать к жизни обычных людей, пока способности обоих не придут в норму (частичная блокировка памяти не очень способствует использованию дара сивиллы и целителя). Пока же лучше вернуться в Москву.
- Пора обратно, я ничего не вижу.
Ги кивнул и снова сменил ипостась.
Через секунду рядом с серебряным шариком засиял другой, с оттенком в светлое золото.

2017-06-17 в 18:59 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс

   

Лунная радуга. Внеземелье

главная