Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Женя! Женька!
Евгения Рытова, девушка, которая могла бы послужить иллюстрацией к фразе из «Служебного романа» («светленькая такая, смазенькая такая, с косой»), тотчас подняла голову от компьютера. В аналитической группе Пространственно-Временного Патруля она была новичком, а потому очень старалась.
- Жень, - Лена приблизилась к ней. – тебя зовет Ягами, иди скорее.
Надо же, она зачем-то понадобилась шефу аналитиков Такуе-сану. Из-за пульта девушку как ветром сдуло.
Влетела она в кабинет с разгона, чуть не впечатавшись при этом в высокого молодого человека – был он строен, даже худощав, темноволос, гладко выбрит, а потрясающую синеву его глаз не смогли скрыть даже стекла очков. Женя даже слегка застеснялась, но и он тоже слегка вспыхнул (из-за белой кожи это было хорошо заметно).
Шеф Ягами кашлянул.
- Прошу знакомится. Евгения Рытова, аналитическая группа, весьма перспективный молодой специалист. Николас Хейз, специалист по темпоральным аномалиям.
- Очень приятно, - с легким акцентом сказал юноша, поцеловав девушке руку. – Я из Лондона.
- А я из Москвы, - овладела собой Женя, потупив серые глазки.
- Прошу садиться.
Ребята уселись напротив Такуи-сана, тот поправил очки, словно предавая дополнительный вес своим словам.
На рабочем столе начальника лежал артефакт, явно магический, и Жени остро захотелось, чтобы тут оказалась ее подруга Ольга (та была очень талантливым искусствоведом, и смогла бы определить точно, в какую эпоху он мог быть создан). Впрочем, ценность артефакта явно обусловлена не его древностью… может, функциональностью?
Догадка оказалась верной: по словам шефа, маги-оперативники обнаружили артефакт на Драгопире и установили, что он является ключом к астральной ловушке, вскрывать которую довольно опасно, но необходимо. Скорее всего, в ней находится некий Повелитель магии, но, открыв ловушку, есть риск выпустить агрессивного мага, а тогда исследователи могут поплатиться жизнью за столь опрометчивый поступок.
Николас покачал головой и заметил, что должным образом расставленная темпоральная ловушка может лишить вышедшего из астрала мага сил довольно надолго, вплоть до того, что потеря сил продлиться сто лет с возможностью восстановления благодаря темпоральным полям. Такуя-сан глянул скептически, но с надеждой.
- Итак, сбор данных по символам и выяснение координат забота Евгении, вы же, Хейз, займетесь практической стороной сего задания – кто знает, не вырвется ли тот маг сам, в этом случае последствия будут и вовсе непредсказуемыми.
- Все будет в лучшем виде, Такуя-сан, через сорок восемь часов.
- Евгения?
- Я… я постараюсь, - пролепетала, стушевавшись, девушка.
- Прекрасно, вы свободны.
Ребята поднялись и тотчас скрылись в своих отделах.
Остаток дня занятая и несколько замотанная Женя порой исподволь вспоминала темноволосого красавца, хотя честно старалась сосредоточится только на символах на артефакте. Как же не хватает Ольги! С другой стороны, среди всех символов не было ни одного по-настоящему знакомого, словно он или из другого измерения (что Пространственно-Временному Патрулю не в новинку), или же подобная тайнопись принадлежала какому-то ныне исчезнувшему дому колдунов.
Но вот пришел конец рабочего дня, Женя по привычке побежала по коридору к лестнице и замерла: вместо знакомых уже ступенек ей предстала прямо-таки футуристическая картина, явно приснившаяся Роджеру Желязны перед написанием «Принца Хаоса» (или как там называется последняя книга?). Она забыла, у какого художника видела столь беспорядочные нагромождения ступенек, но сама картина врезалась в память намертво.
Женя запаниковала и не нашла ничего лучшего как завопить на все помещение:
- Такуя-сааан!!!
К удивлению и ужасу девушки никто не отозвался. Здание явно было пустым, только на первом этаже приглушенно шуршали сотрудники. Так, без паники… кто там внизу? А внизу как раз темпоральная лаборатория симпатичного англичанина, вот туда-то и надо попасть любой ценой – авось выведут.
Женя нашла самый очевидный способ миновать перекореженную хаотической футуристикой лестницу, а посему открыла окно, понадежнее пристроила на спине рюкзачок, вылезла на козырек и, балансируя как гимнаст Тибул, медленно пошла по краю. Ох, как хорошо, что хоть высоты не боится! Отличной новостью было и то, что пожарная лестница покореженной не было – похоже, аномалия пространства накрыла только здание. Осталось только беречь кости и стараться не уронить прихваченный с собой артефакт, который тоже спасти надо.
Наконец, промучившись по субъективному ощущению целую вечность, Женя оказалась возле окна первого этажа и затарабанила в стекло:
- Эй! Эээй! Люди, помогите!
Рама отодвинулась, высунулся симпатичный мужчина лет так сорока с небольшим.
- Мисс, что случилось? Откуда вы?
- Там лестница ну как в Дворах Хаоса стала, народу нет, я боюсь.
Мужчина догадливо протянул ей обе руки, помогая влезть в окно лаборатории – странно, прежде она его здесь не видела, но чудилось в незнакомце что-то неуловимо привычное, словно они каждое утро проходили мимо друг друга по дороге на работу, уже здоровались, но так и не удосужились познакомиться.
В лаборатории был Николас, но неизвестный, обратившись к нему, неожиданно назвал молодого человека Хэнком, да и странным еще было то, что он без очков. Брюнет уставился на девушку так, словно увидел привидение:
- Бабушка? – выдал он по-английски.
- Чего? – вылупила глаза Женя. – Какой сейчас год?!
- 2058, какой же еще? – удивился названный Хэнком парень. – А, понял… а у тебя какой?
- 2015, - упавшим голосом отозвалась Женя.
Хэнк и его коллега тотчас начали шумно обсуждать произошедшее, пока на них не прикрикнула симпатичная светловолосая девушка: в отличие от мужчин, она увидела, что Женю не держат ноги. Пришелицу из прошлого тотчас усадили в кресло, а в руки сунули стакан с водой, в которую капнули валерьянки. Милая девушка представилась как Элис МакЭвой.
Ситуация оказалась абсурдной, а потому вызвала у Жени гомерический хохот.
Генри Уотсон действительно оказался ее внуком, поскольку она, как выяснилось, вышла замуж за красавца англичанина, а через год у мистера и миссис Хейз родились три дочери, Лиза, Лика и Лира. Хэнк приходился сыном Лизе, а Элис – дочерью Лике.
По уму в дедушку пошли оба, и теперь тоже занялись темпоральными аномалиями.
Женя поняла, что влипла как в любимом в детстве фильме «Назад в будущее», и теперь кровь из носу надо попасть обратно в свое время. Вопрос о том, натворил бед злосчастный артефакт или эксперимент ненаглядного Ника показался в данном контексте более чем праздным
Когда все немного успокоились, Элис полезла в компьютер и принялась искать отчеты об исчезновении Жени или же по работе с артефактом. К удивлению и даже легкому ужасу темпоралов, в базе данных не нашлось ни того, ни другого.
- Хэнк! – окликнула двоюродного брата девушка. – Тебе не кажется, что тут торжествует теория Пола Андерсона?
Темноволосый красавец пожал плечами:
- Мы же не были вне времени, но мы с тобой существуем, а, не будь мам, этого бы не было.
- Выходит, бабушку Дженни надо немедленно вернуть в ее 2015.
- Я бы тоже так сказал, - кивнул Генри, - а то будет «Назад в будущее».
Женя улыбнулась, окончательно поверив в то, что внуки все-таки ее, раз обожают то, что всегда любила она, и никаких сомнений в том, кто именно их к этому приучил. Вот только интересно, а что же случилось при испытании агрегата, если ее закинуло в будущее? А самое главное, что с самим штабом, если там получился Хаос?
Внуки воззрились на озвучившую сии соображения бабушку.
- А какой именно хаос?
- Ну, это как картины того художника… черт, забыла фамилию.
- Покажем, - Хэнк быстро начал искать картины.
Наконец Женя остановила юношу и кивнула на экран – это. Под картиной значилось: «Ма;уриц Корне;лис Э;шер (нидерл. Maurits Cornelis Escher ([;m;u;r;ts k;r;ne;l;s ;;;;r;] (инф.)); 17 июня 1898, Леуварден, Нидерланды — 27 марта 1972, Хилверсюм, Нидерланды) — нидерландский художник-график. Известен прежде всего своими концептуальными литографиями, гравюрами на дереве и металле, в которых он мастерски исследовал пластические аспекты понятий бесконечности и симметрии, а также особенности психологического восприятия сложных трёхмерных объектов, самый яркий представитель имп-арта». Судя по вытянувшимся лицам ребят, ничего подобного они не видели.
- Компьютер, - севшим голосом произнес Хэнк, - поиск соответствия с рисунком.
- Одно совпадения, - откликнулась умная машинка, - год 2010, четвертое августа, дело об искажении пространства и времени мага Агасфера, был схвачен и заточен в тюрьме на планете Драгопир, столица Балаура, город Рест.
- Подробности дела.
- Маг Агасфер, Повелитель магии Хаоса, и демиург Хаоса по имени Сергей сошлись в поединке за сферу влияния на территории долины оборотней Скифлавия, по окончанию которого демиург таинственно исчез, а Агасфер был схвачен королевой Эрина Апполонией I Фри-Йолданах, после чего Аполлония Прекрасная препоручила пленника князю Уоррену для отбытия им тюремного заключения, к охране же были подключены граф Раду и виконтесса Вероника Балаурская.
- Стоп.
Хэнк выразительно глянул на кузину, та медленно кивнула.
«Вот интересно, не демиурга ли он туда запихал?», - подумала Женя и аккуратно извлекла из рюкзака артефакт, показав его Генри. Тот пару раз моргнул: подобных знаков видеть еще тоже не приходилось.
Элис решительно отобрала артефакт и принялась изучать его, то поднося к глазам, то отставляя как можно дальше, и вообще всячески вертя и меняя угол освещения. Руны вроде бы сплетались в какую-то неясную картину, время от времени чудились фигуры волков.
Демиург Хаоса Сергей, собственно, давно уже был прозван хозяином волков, а оборотни, включая своего вожака Олега, звали его Батей.
- Хэнк, покрути ты, я вижу волков.
Парень тоже повертел артефакт, зачем-то поковыряв его пальцем, и кивнул:
- Волки и есть. Надо специалистов по тайнописи позвать.
- Думаешь, Батя?
- Может, но вряд ли Агасфер мог такую ловушку состряпать.
- А почему нет-то? Скажем, коснется его непорочная дева – и вуаля. Срабатывает спусковой крючок, а бабуля еще явно не замужем, а, баб Жень?
Девушка покивала, подтвердив вслух, что сегодня видела их деда впервые. Ребята хмыкнули, подтверждая, что все кусочки мозаики встали на свои места.
Женя чинно сложила руки на коленях.
- Что теперь будем делать, внучата?
Хэнк что-то быстро сказал по-английски – не то слишком быстро, не то диалект незнакомый, но Женя ничего не поняла – и Элис, изящно поднявшись с кресла, довольно шустро исчезла в соседней комнате. Парень же отправился настраивать некий агрегат.
Девушка поняла только, что ее собрались отправить обратно. Вот интересно, сработает ли? Обычно самые лучшие по точности прыжки осуществляют с помощью мелких и компактных корабликов «Хроно-Х», но едва ли сейчас речь о таком перемещении, скорее всего, будет так называемый стационарный прыжок, а те порой проносят мимо цели. Вот как быть, если ничего не выйдет?
- Бабуль, - окликнул парень, - мы тут сообразили кое-какую неплохую машинку, но предупрежу сразу: ты можешь оказаться не в штабе, а на некотором расстоянии от него, так что мы с Элис примем меры.
Появившаяся девушка вручила Жене маленькую дамскую сумочку из покрытой лаком черной кожи, открыв которую пришелица на несколько минут онемела: евро… пачками… по сто… полная сумка…
- Не волнуйся, это с 2010 года и далее до 2015, на случай, если тебе придется достаточно далеко ехать…
- Внуч…
- Никаких разговоров, тебе надо попасть домой целой и невредимой, и не только ради себя.
Элис крепко обняла бабушку, которую сильно любила и терять не хотела, да и сейчас этого точно допустить нельзя, иначе она попросту и сама не родится.
- Все, ключ на старт, - оповестил Хэнк.

Женя действительно оказалась не в штабе, а на проселочной дороге, даже в начале XXI века замощенной булыжниками навскидку еще века так XIX. Пахло цветами и скошенной травой, упавшая на камень ягода была похожа на малину, но цвет чисто черный.
- Здравствуйте! – крикнул подросток на велосипеде, деликатно объезжая девушку.
- Здравствуйте! – откликнулась Женя.
Ягоду она узнала, хотя не знала ее названия по-русски, на местном языке она называлась шелковица. Итак, она на Украине, предположительно близ города Черкассы, который когда-то давным-давно посещала вместе с однокурсниками во время летних каникул. Потом группа отправилась в Киев, а она вернулась домой с больным горлом – вот так вот не повезло.
В селах все люди знали друг друга хотя бы в лицо и, как следствие, здоровались, но порой здоровались даже с пришлыми. Можно и о помощи попросить.
Как раз мимо мотоциклист едет.
- Заплутала, дивчина? – крикнул молодой еще, но бородатый мужик.
- Немного, уважаемый, станцию ищу – мне б на вокзал.
- Та в люльку сидай, - кивнул местный, глуша двигатель.
Женя не заставила себя упрашивать.
Любезный дядюшка добросил ее до автобусной остановки, предупредив правда, что рейсовый автобус может и запоздать, но главное просто его не проворонить. Женя вежливо поблагодарила и поинтересовалась, может ли она тут еврами платить, так как рубли все уже потратила.
- Та хоть зелеными, шо в российском государстве ходит, то и тут, чай мы не дикари какие. Ну, бывай, красуня.
Мотоциклист дал газ и уехал.
Женя сунулась в кассу, протягивая сидящей там дородной тетке купюру в пять евро (по счастью, между стольниками обнаружилась и мелочь), та в ответ проворно принялась отсчитывать сдачу рублями. Судачащие о том и сем местные поглядели несколько удивленно. Под взглядами стало неуютно, но тут подошел автобус, и девушка проворно в него влезла.
Похоже, заклинание-ловушка имело разовый эффект, пространство больше не искажалось, а тут еще и старенькая мобилка сладко запела голосом Бюль-Бюль-оглы – пришлось немедленно хватать ее.
- Моси-моси, коннити ва, Такуя-сан.
- Евгения, что случилось? Почему вы исчезли с работы? Где вы?
- В автобусе, в Черкассы еду.
- Черкассы?!
Судя по звуку, шеф так и рухнул на пол вместе с креслом и самурайским достоинством, которое, скорее всего, и помешало ему грязно выругаться в адрес как самой девушки, так и причины, забросившей ее так далеко.
- Евгения, послушайте меня, никуда не двигайтесь по прибытии, только срочно позвоните Мацумото – он пришлет за вами телепортера. Сроки поджимают, мы должны разобраться с артефактом… кстати, он у вас?
- Хай, Такуя-сан.
- Прекрасно. Повторяю: свяжитесь по прибытии с Мацумото!
- Хай, генке дес.
Шеф отключился.

Лишь только стоило появиться в штабе, причем в лаборатории изучения темпоральных аномалий, как навстречу девушке бросился Николас.
- Я думал, с вами случилась беда.
- По нашему принципу – не было бы счастья, да несчастье помогло, - улыбнулась Женя, - вероятность 50% - я знаю, чей это артефакт.
- Знаете? – ошеломленно захлопал глазами ученый.
- Да, исчезнувшего демиурга Хаоса. Может, это его бэк-ап?
- Хорошо бы вы оказались правы, - пробормотал молодой человек.
Забрав артефакт из рук девушки, он поместил вещицу в гнездо своего агрегата и начал выставлять настройки. Рядом маячил дежурный колдун, в обязанности которого входило обеспечивать безопасность, с чем мистер Бэйл справлялся просто великолепно.
Рука Николаса медленно утопила кнопку – всех присутствующих сбило с ног…
- Дженни! Дженни!
Девушка подняла гудящую голову и встретилась взглядом с Ником – очки он где-то потерял, поэтому близоруко щурился, пытаясь разобрать, не пострадала ли она.
- Вы целы, Ник?
- Благодарю, ни царапины, и ловушка сработала.
- Он агрессивен?
- Скорее вежлив, - молодой человек помог ей встать.
Оба приблизились в агрегату, встав за спиной Бэйла, тот внимательно наблюдал за ловушкой, на всякий случай держа на кончиках пальцев боевые заклинания.
- Что вы такие серьезные? Не бойтесь, не трону, - пепельноволосый красавец в черном мягко улыбнулся. – Лучше скажите, куда меня пространство занесло? Я был в Скифлавии.
- Как вас зовут? – спросила Женя.
- Сергей, но волки называют Батей.
Ник прямо засиял:
- Победа! Вы были правы, Дженни! – он схватил девушку и закружил, начисто утратив всю свою застенчивость.
Демиург засмеялся.
- Спасибо, конечно, что вытащили, но откланяться-то я могу?
- Схожу за шефом, - буркнул Бэйл и отправился в кабинет Горина.

Глава Пространственно-Временного Патруля знал демиурга Хаоса лично, а потому эту самую личность подтвердил, после чего Ник отключил ловушку, выпустив Сергея на Драгопир. Артефакт к тому времени исчез, отчего стало понятно, что ключи от астральных тюрем долго не живут, а лишь исполняют то, для чего предназначены.
Женька к тому времени устала так, что ее не держали ноги.
- Может, мы сходим поужинать? – предложил Ник.
Девушка улыбнулась: она решила пока не говорить, что уже видела их внуков, хотя даже и не знает, как выглядят дочери, понятно только, что они близнецы.

@темы: творчество