15:50 

Звездные хроники: свет старых звезд

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Первая часть здесь: amberqueendara.diary.ru/p215387855.htm

Пролог.


В параллельном измерении.


Анна сидела в резном кресле, нарочно ли, нечаянно ли напоминающим трон. Прекрасные рыжие волосы бегут по плечам, почти сливаясь с огненного цвета платьем с глубоким декольте, зато резко контрастируя с безупречной мраморной кожей. Сине-зеленые глаза бесстрастны и холодны, прекрасные руки спокойно и расслабленно лежат на подлокотниках кресла.
Кинув всего один взгляд на Оникса и полковника, она коротко приказала воину что-то на языке Странников. Тотчас на месте помощника возникла антрацитовая сфера, которая без помех вылетела в корридо сквозь складку пространства.
- Садись, - возле Кея прямо из воздуха появился стул.
Вампир принял приглашение, а Странница заговорила:
- Не скажешь ли ты, чем наша раса заслужила такое пренебрежение к себе? Эйрианцы, надо полагать, вмешивались в жизнь других народов гораздо активнее, но их боготворили, а мы же просто Стражи, наша задача – защищать. Да, я понимаю, сколько злодеяний натворил Совет Тринадцати, но мы покарали их, и нельзя же всю жизнь расплачиваться за то, что совершил не ты. Нас снова гонят отовсюду, а чем мы это заслужили?
Кей слушал этот монолог, одновременно размышляя над его смыслом. Анна права: большинство Странников, а в особенности жрецов Абсолюта, никогда не творили зла. Увы, по кучке самодовольных сволочей обычно и клеймят всю расу.
- Ваш отец ведь спас от гибели Вселенную? – спросил Кей. – А ведь был не обязан…
Тонкие, красивые пальцы женщины так сжали подлокотники кресла, что дерево смялось, словно картон.
- А большинству наплевать на это, - тихо и спокойно сказала Анна.
Кей осторожно поинтересовался:
- Вы читаете станцию?
- Как антенна, - спокойно ответила Анна. – Ты же не можешь по собственному желанию не видеть и не слышать. Закрой глаза, но свет почувствуешь все равно; заткни уши, а костная звукопроводимость останется…
- Мне жаль вас, - вырвалось у вампира.
- Что? – вздрогнула Анна.
Кей смутился, но, тем не менее, продолжил свою мысль вслух:
- Мне случалось оказываться в мирах, где все были враждебны, а сам я считался мишенью. Однажды..., - он неожиданно умолк.
- Вас было пятеро, - монотонно продолжила Анна, - трое там остались, а ты и твой товарищ… вас сочли мертвыми. Прости, воспоминания просто очень ярки.
- Ярки, - согласился Кей, - и если бы не Джулиан, я бы, возможно, был бы мертв по-настоящему.
Они немного помолчали.
- Да, ты понимаешь меня как никто, - признала Анна, - но тебе следует забыть боль одиночества, ведь ты обрел свое счастье, Кейалдаррен из Балаура.
Вампир взглянул ей прямо в глаза.
- Помоги сбросить этот груз, - попросил он.
Анна протянула ему обе руки, открывая канал связи с Абсолютом. «Отдай лишь то, что не желаешь испытывать». Ощущение из прошлого начало исчезать, уступая место покою и осознанию того, что все закончено, и один он уже не будет никогда. Жрица не лгала, фокусов с сознанием она не творила.
Кей выпустил нежные руки женщины.
- Элиана была здесь?
- Была, - кивнула Анна, - тоже хотела избавиться от того, с чем не может справиться сама. Тоски по прошлому больше нет, она свободна.
«А ведь жрецы тоже не могут не чувствовать», - подумал Кей.
Каково это – пропускать чужие чувства через себя? И так всю жизнь, а она очень длинная. Чужая ненависть тоже в восторг не приводит, а сочувствия не дождешься.
- От тебя дождалась, - ласково сказала Анна.
Она нежно погладила вампира по щеке.
- Ты не бойся, я никому ничего плохого никогда не сделаю… если меня трогать не будут.
Лицо на секунду застыло, отчего женщина стала напоминать прекрасную и совершенную статую. Затем в глазах мелькнула смешинка, и принцесса чуть склонила голову на бок.
- И не надо так сильно болеть за меня, - сказала она, - причин, чтобы развоплотиться, у меня нет. Жизнь все же милее всего.
Кей прижал ее руку к губам.
«Мы всегда будем друзьями, Ваше Высочество»
«Меня зовут Анна»
«Как пожелаешь… Анита»
Улыбка Странницы, услышавшей свое уменьшительное имя, походило на солнце, выглянувшее из-за туч. Полковник кивнул принцессе и вышел.

Анна же так и сидела у себя, скрестив руки на груди и не желая двигаться.
Смертные счастливы в первую очередь тем, что могут испытывать иллюзии, могут забыть о плохом и верить, что счастье вечно… Анна знала, что это не так, и, в конце концов, рядом не останется никого, а вокруг будет лишь холодная и черная пустыня вечности. Это ее жребий, равно как и жребий всех прочих бессмертных созданий Абсолюта. Свобода, могущество и крылья компенсируют судьбу вечного изгоя, но не до конца, и порой так хочется тепла другого сердца, которой билось бы в такт с твоим.
А другое сердце оказывается рядом не часто, и быстро исчезает, растворяясь в космической бездне, полной холодных и равнодушных звезд, чей зов не замолкает в душе.
Никого нет рядом…
Анна наконец-то пошевелилась, принимая более удобную позу, а то тело уже начало протестовать против такого издевательства. Да уж, часто ее бросали, причем очень многие, даже Майкл Фицуолтер. Миг – и ты уже никому не нужна.
А слезы Странников низко котируются…
«И все же, не надо меня жалеть, - подумала она, - да еще неискренне».

Родное измерение (много лет назад).

Все кончается...
Анна внимательно посмотрела на Нату - в прекрасных глазах уже не было страха.
- Борись! - тряхнула головой смертная. - Странники любят жизнь.
Принцесса горько улыбнулась - полупрозрачное сиреневое платье выглядело сейчас жутковато, потому что было испачкано кровью, своей и чужой.
- Сколько можно так жить? Только боль... ты же знаешь, каково это... меня никто и никогда не любил...
- А Гиацинт?
Аргумент был железобетонный - Странники не живут без любви, они не могут иначе. Только любовь, только привязанности держат в мире.
- Брат... мое сердце...
- Вот-вот, - четко сказала смертная девушка. - Твой любимый Ги, как он без тебя?
Анна чуть прикрыла глаза.
- Да, ты права...
- Давай, приходи в себя! - настойчиво свела брови над переносицей девушка. - Меняй ипостась, живо!
На секунду засветилась ее безупречная кожа, встрепенулись, и тут же исчезли белые крылья - трансформация исцелила страшную рану. Ната сидела и гладила пушистые рыжие волосы, не желая спускать принцессу с рук, словно та еще ребенок. Да, именно так - тысячелетнее дитя.
- И не смей умирать, - закончила мысль простая человеческая девушка, - на тебе слишком много жизней.
- Да, - тихо отозвалась Анна, закрывая глаза.
Некоторое время Ната прислушивалась к ее тихому ровному дыханию, а затем ушла...


Зевнув, девушка села в постели.
- Я те помру! - сказала она, грозя пальцем кому-то невидимому.

Глава 1.


Мне ужасно не хочется расставаться с тобой
В этом я признаюсь так нежданно легко.
В чем же дело? Иль ты оказался судьбой?
Или просто рассудок уже далеко?
Если даже случится сойти мне с ума,
Не прошу пробужденья от чарующих грез
В них решила остаться я все же сама
Пусть тот путь и, быть может, ведет в море слез.
Я одна не останусь, скажу не тая,
Я тебя удержу, как в легенде смогла
Дочь богини любимого, ведь сильней я,
В моем сердце огонь, пусть я внешне - зола.
Элли отложила ручку и с тоской посмотрела в окно, словно в эту ночь звезды были ее личными врагами. Все ведут дневники в ранней юности, все полагают, что любовь – вселенская трагедия, и никто не догадывается, что он в том не уникален. Ее холодная красота Снежной королевы несмотря на то, что девушке было всего шестнадцать, частенько помогала скрывать свои истинные чувства, ведь телепаты учатся владеть собой с самого детства, а она очень сильна. И все-таки… почему Кир до сих пор не написал?
Если он не ответит на письмо, быть в печати еще одному сборнику любовной лирики, хотя Эрика ее засмеет, и будет права.
Вчерашняя запись была длиннее.
В черном небе звезды запылали,
Ветер с гор холодным стать решил,
В воздухе запахло вновь цветами,
Ночь дала влюбленным нежный пыл.
Вновь в руке рука, идем куда-то
По дороге звезд, что без конца
Под ноги роняют свое злато
Словно жаждут наградить сердца;
Песней соловья ты вновь ведомый
Сердцем мне согреешь холод тот
Что лишь в южной ночи невесомой
Обещает сладостный полет.
Обретя тебя, не отпущу я
Руку, что в моей лежит руке.
Пусть светила надо мной кочуют,
Пусть стучит все громче кровь в виске.
Страсть, меня зовущая, отыщет
Выход лишь в объятиях твоих...
А рассветный луч, что третий лишний,
Не побеспокоит нас двоих.
Да уж, дневник, что ведется в стихах, зрелище нетипичное не только для дочери бизнесмена. Хорошо бы Эрику не разбудить, а то подружка скажет все, что думает.
В академию поступили без усилий, штурманский факультет вообще однозначно был осчастливлен появлением такой ученицы, а вот потрясающая скорость реакции Элли сразу обозначила очевидное: ей суждено стать просто прекрасным пилотом, а в перспективе – чем черт не шутит – возможно, и капитаном корабля. Станиславская академия Терешковой обязывала ко многим знаниям и отменной физической подготовке, но от желающих учиться отбоя не было не то, что на ближайшие годы – на ближайший век.
Сейчас, в 2261 году по земному летосчислению (коим пользовались и на Родине), большинство межзвездных компаний предпочитало космонавтов, обучающихся именно на Станиславе, а значит, Элли с подругой не составит труда получить работу. Эрика мечтала летать на одном корабле с подружкой, хотя обе понимали, что это вряд ли сложится, кого-то могут определить в действующий космофлот Земли, а кого-то (скорее всего, Элли) оставят на Станиславе.
Да, осложнение с гражданством – у Элли двойное, но у Эрике только полученное с рождения, а она землянка. Общий корабль им не особенно светил.
Собственно говоря, как гражданка Станиславы, Элли Куин, точнее, Элиана Лоррина Куин, могла остаться на планете и отправится на военную службу во флот, ведь любое государство сильно армией, а отдать гражданский долг почетная обязанность каждого. Элли уже подумывала о том, чтобы и правда отслужить, как отец и мать, которые были, соответственно, космическим артиллеристом (нечто, сравнимое с ракетчиками ХХ века) и снайпером космодесанта. Пилоты служили от трех до пяти лет, и ее это полностью устраивало, военная слава родной планеты — это прекрасно.
Пока что они с Эрикой жили в курсантском общежитии, в очень комфортной комнате, имитировавшей каюту круизного лайнера (а вот на практике придется пожить в настоящих каютах). Обстановка была разумной и функциональной: два шкафа для одежды, два стола для выполнения домашнего задания, стеллаж для книг, закрытое жалюзи окно и санузел.
Разумеется, Вейдера пришлось оставить на Земле, ведь нет большего идиотизма, чем привозить собаку в подобное поселение, все же дисциплина должна быть всегда. С другой стороны, Эрика лишилась большего: быть жокеем она, конечно, не перестала, ведь в Пиро возле моря отличный конезавод, но свои, что называется, родные лошади тоже дома остались.
Элли опять взялась за ручку, благо упражнения в каллиграфии никто не отменял (что страшно напрягало землян) и продолжила выводить в тетради:
Где ты летаешь?
Там, где свет, и звезды вечно горят.
Где за тобою я бегу?
По тропам из звезд, по всем дорогам подряд.
Где мы увидим друг друга?
Не знаю сейчас,
Но тебя я встречу,
И счастье найдет нас тотчас.
Где мы навек будем вместе?
В прекрасном краю весеннем
Там птицы поют в поднебесье,
И вечные цветы, и вечно веселье
В том наше спасенье –
Любовь в нас горит,
Души опаляя…
Где ты летаешь?
Да, что бы сегодня из-под «пера» не выходило, все о Кире.
Кир Стар, отныне второй пилот крейсера «Мирный», оказался везунчиком: первым пилотом на том же крейсере недавно стал Игорь Мельников, его друг и побратим. Сейчас, скорее всего, вне вахты парни вспоминают свои бесконечные гонки на мотоциклах – оба были на Земле в байкерском братстве, - либо поигрывают в хоккей на космических объектах, если Кир все еще болеет этим спортом. Во флоте поощрялось, когда один из пилотов был телепатом, а на судах особой важности порой и оба сразу.
Ребята оказались на своем месте.
Элли припомнила список экипажа.
Капитана зовут Михаил Васильевич Демарин и, по традиции еще морского флота, весь экипаж называет его по имени-отчеству. Демарин не стар, ему только сорок лет, внешне мужчина крепкий, видный, сразу же внушающий уважение. Умный, образованный, офицер и джентльмен, как говорили во все века писатели.
Штурман землянин, его зовут Алан Себастьян Эпплстон, иммигрант, давно уже принявший станиславское гражданство, как и бортинженер Киёхару Сакаи. А вот Андрей Дмитриевич Мигунько, космоврач, местный уроженец.
«Как же, интересно, уживается экипаж, когда состоит из столь непохожих людей, к тому же, представителей разных народов и культур?» - невольно подумалось Элли. Но в космосе все горой друг за друга, и это более чем оправдано.
Ну хватит, пора спать, иначе толку уже не будет от подобного времяпрепровождения, да и завтра, пусть и выходной, а дела найдутся.
Элли забралась под одеяло и почти мгновенно уснула.

@темы: Межзвездные новости, творчество

Комментарии
2018-10-09 в 20:09 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Марш звездного крейсера.

Мы пространство всё форсируем с налета
Пусть угрозы все же не несем,
Но отныне мы уж не прервем полета
И забытый путь легко найдем

Космос наш!
Патронаж
Планетам обещали мы
Вместе мы выполним приказ,
И будет мир всем тотчас.
Мы мир хранить обязаны.

Будет мир всегда, войну мы не полюбим,
По врагам сполна ответит залп;
Пусть навеки же спокойны будут люди
Ну, а если что, поможем вам

Космос наш!
Патронаж
Планетам обещали мы
Вместе мы выполним приказ,
И будет мир всем тотчас.
Мы мир хранить обязаны.

Мы навеки будем преданы планете,
Не забудем свой народ и дом,
Наши меткие и умные ракеты
Всех спасут, и знаем мы о том

Космос наш!
Патронаж
Планетам обещали мы
Вместе мы выполним приказ,
И будет мир всем тотчас.
Мы мир хранить обязаны.

Элли Куин, 2261
академия Терешковой.

2018-12-02 в 21:18 

Amberqueen
Работать нужно не по двенадцать часов в день, а головой. Стивен Джобс
Глава 2.


Попав на крейсер «Мирный», Кир Стар понял, что все его самые смелые мечты воплотились в жизнь: в космосе он чувствовал себя в родной стихии, словно был рожден для покорения звезд, и имя у него, исходя из этого, говорящее. О том, что он на самом деле не человек, а наследник Золотого клана Странников (а, возможно, уже и его законный правитель) Кир пока что предпочитал не вспоминать, человеческая жизнь для потенциально бессмертного существа всего лишь одно мгновение, клан его дождется.
Пока что было очень интересно обживаться в космосе.
На космической станции «пограничник» пилотам – выпускникам академии – первым делом проделали все необходимые прививки, станиславцы заботились об иммунитете не то, чтобы с фанатизмом, но здравый смысл во всем этом явно присутствовал, так что сопротивляться было бы глупо и неуместно. Затем Кира спросили, намерен ли он и дальше носить длинные волосы, и он пошел на жертву, укоротив отросшие до лопаток кудри ровно до плеч, после чего по ним прошлись медицинским парализатором. Волосяной покров с тела удалялся по умолчанию (гигиена прежде всего), но у Кира, как представителя одной из самых совершенных рас, на всем теле не было ничего, а на лице – только брови и ресницы, причем черные как уголь, несмотря на цвет волос. Он солгал, сказав, что проделал процедуру удаления еще в академии, и что рыжая щетина выглядит ужасно, а потому заодно и лицо в порядок привел. Медики похвалили молодого человека и отправили «на косметику».
Всем работающим в космосе запрещено было отращивать ногти, поскольку под ними не просто благодатная среда для размножения различных бактерий, там, можно сказать, со временем образуется целый склад, поэтому ногти пилотам стригли почти под корень, придавали красивую форму (все же они тоже лицо планеты), шлифовали, обрабатывали полировкой и парализовали рост ровно на год, затем процедура повторялась. Женщинам разрешалось наносить специальный бесцветный лак с помощью молекулярного напыления – защита от грибка плюс приятное: под воздействием электрических импульсов разных частот лак принимал какой угодно цвет (для вечеринок, побывок и просто выходного дня в увольнительной). Такой же лак для мужчин оставался неизменным, выполняя только медицинские функции.
Еще приятнее была форма, а, точнее, надеваемое под нее полимерное белье, поглощающее все выделения желез внешней секреции – такие «самостирающиеся» ткани прекрасно могли поддержать гигиену тела в том случае, если вообще нет санитарных условий для принятия душа или просто очистки кожи такими древними методами, как использование этилового спирта. Благодаря достижениям науки кожные заболевания станиславским космолетчикам по определению не грозили, но Кира это вовсе не волновало – представители его расы обычно здоровее быков.
Словом, молодой пилот был счастлив, а, получив назначение, вообще возликовал: первым пилотом «Мирного» уже почти два года был Игорь Мельников, закончивший академию на столько же лет раньше, все-таки старший товарищ. Как раз в год своего выпуска он на длительно время попрощался с байкерским братством не Земле, зная, что прилетит еще не скоро. Все расстроились, хором голосили «Беспечного ангела», а предводитель даже уронил скупую слезу. Самого Кира провожали в космос не менее бурно.
Гиацинта он теперь порой слышал на телепатической волне, но отвечать мог далеко не всегда – воплощенному Страннику для дальней связи приходится впадать в своеобразный транс, замедляя сердцебиение и дыхание, отчего со стороны он или она смотрится свеженьким трупом. Пугать товарищей последнее дело, даже привычному к выкрутасам побратима Игоря (к телепатам он относился спокойно, даже позволил Киру поставить на свой разум блок класса «печать», чтобы мысли не могли прочесть другие телепаты, слабее Стара). В любом случае, свои отличия, вроде неправильного (для человека) положения сердца – иной угол – или более крепкой, почти неразрушимой костной ткани афишировать не стоит, это не то, о чем следует кричать на каждом перекрестке, да умный человек и не кричит.
Надо быть умным всегда.

Вот уже неделю Кир жил на корабле, временно стоящем в доках станции, поскольку шел профилактический ремонт (несмотря на то, что «Мирный» сошел с верфи только два года назад, а завод вакуумного литья «Титов» всегда работал на совесть). Пилоты посещали станцию, звонили или писали своим, а также ждали следующего задания.
Капитан Михаил Васильевич Демарин (а звали командира всегда по имени-отчеству, как это было принято в русском флоте еще неизвестно с какого века) принял новичка не то, что с распростертыми объятиями, но спокойно, по-деловому и без лишних придирок. Кир ощутил его мысли, и характер капитана ему очень понравился – внешне суровый и очень бесстрастный, в душе Демарин был как отец родной для всего экипажа, а вне рабочего времени обожал душевные разговоры и хороший юмор. Уважение к культурному человеку возникло как-то само собой, особенно когда пилот почувствовал, что его друг и побратим перенял нечто неуловимое от этого офицера и джентльмена, что еще больше облагородило и без того такого замечательного человека, как Игорь.
Как выяснилось, ранее первым пилотом был Олег Александрович Терехов, но он стал старпомом, а потому образовалась вакансия – предыдущий старпом Демарина уволился, что называется, «на берег», женился и пошел в преподаватели.
Врач, Андрей Дмитриевич Мигунько, оказался старым и верным другом капитана, по одиночке они не летали, и рассчитывали уйти на пенсию тоже с одного корабля, благо осталось всего-то двадцать лет, а там, в шестьдесят, можно заняться либо чем-то еще, либо пойти преподавать, как это сделал ушедший старпом. Андрей Дмитриевич был женат, капитана на Станиславе ждала невеста, но ближайшие несколько лет они точно проведут в космосе.
Да, побратимство в космосе, видимо, распространено, примерно то же самое было у «трех мушкетеров»: штурмана Алана Себастьяна Эпплстона, бортинженера Киёхару Сакаи и радиста Жоана Луиса Лопеса. Новичком в команде, помимо Кира, был только ксенолингвист Александр Григорьевич Смолич, в просторечии Алесь, поскольку ранее радист справлялся с его обязанностями сам, но теперь потребовался профессионал. Полиглоты пока что по поводу назначения помалкивали.
Пилоты пока что шутили по поводу того, кто из них первым станет капитаном, а еще порой невольно касались в разговоре товарищей.
- Киёхару телепата не испугается? Они ребята специфические…
Игорь фыркнул от смеха:
- Да брось, он наш, станиславец, это Алан с Земли, но он аристократ, вести себя будет хорошо.
- Аристократ?
- Потомок графа Келсо, тот в прошлом веке на Марсе академию закончил, а на Землю не вернулся – он и леди Анастасия, его жена, так всю жизнь в космосе и проработали.
Кир улыбнулся:
- Читал, даже доклад по истории в школе делал, припоминаю.
- Самое смешное, тот Эпплстон был космодесантником и летал в паре с лучшим другом, пилотом по имени Кирилл Старков.
В глазах у Кира на секунду потемнело, затем вспыхнула картина: Марс, огромное панорамное окно, на фоне которого изящный мужской силуэт, звучит приятный голос, с легким акцентом произносящий по-русски: «Кир, а у тебя есть «Лунная радуга»? Я теперь смог бы ее прочесть в подлиннике». Он приносит бумажную книгу, легендарный роман Павлова…
- Кир?
Телепат улыбнулся.
- Смешно стало, имя на мое похоже.
«Это был я, Игорь, но я не могу тебе этого сказать. Я был побратимом бедного Алана, но он, увы, уже умер, пусть и своей смертью, но как же это ужасно». Этот Алан, увы, не потомок его Алана – Стаси была воплощенным Странником, у них не было своих детей, ведь с другими расами детей никогда не бывает, просто у Алана было два брата и две сестры, потому что граф Келсо женился второй раз, и, хотя Алан формально был графом, семейным делом занимались братья и племянники.
Тяжело вспоминать свои прошлые жизни, особенно звучащую в кабине древнюю песню Пьехи «Огромное небо одно на двоих» и суеверное шипение Алана: «Кир, немедленно выключи!»
Хорошо, что в учебниках хоть не написано, что Старков был рыжий.
Кир обнял Игоря за плечи и предложил еще раз сгонять на танцплощадку на станции, поскольку вдвоем они кадрили девиц на раз, но, как честные люди, одними танцами и ограничивались, порочащие связи не столько красивы, как их описывают в книгах. Побратим уже был согласен, телепат чувствовал это.
Алана нет, есть Игорь, и он, как и прежде, не отдаст побратима, даже если погибнет сам.

2018-12-14 в 19:40 

Сильвия Полинг
«Кто ты?» «Чего ты хочешь?» «Почему ты здесь?» «Куда ты идёшь?» «Кому ты служишь?» «Кому ты веришь?»

Младшая (сводная) сестра Кира Стара Нагаока Сакура.

URL
     

Лунная радуга. Внеземелье

главная